• ↓
  • ↑
  • ⇑
 
01:57 

Lika_k
Британский диктатор
D. H. Lawrence
Going Back

The night turns slowly round,
Swift trains go by in a rush of light;
Slow trains steal past.
This train beats anxiously, outward bound.

But I am not here.
I am away, beyond the scope of this turning;
There, where the pivot is, the axis
Of all this gear.

I, who sit in tears,
I, whose heart is torn with parting;
Who cannot bear to think back to the departure platform;
My spirit hears

Voices of men
Sound of artillery, aeroplanes, presences,
And more than all, the dead-sure silence,
The pivot again.

There, at the axis
Pain, or love, or grief
Sleep on speed; in dead certainty;
Pure relief.

There, at the pivot
Time sleeps again.
No has-been, no here-after; only the perfected
Silence of men.

@темы: l, english-british, 20, lawrence, d. h.

10:46 

Lika_k
Британский диктатор
Else Lasker-Schüler
Mein blaues Klavier

Ich habe zu Hause ein blaues Klavier
Und kenne doch keine Note.

Es steht im Dunkel der Kellertuer,
seitdem die Welt verrohte.

Es spielen Sternenhaende vier
– Die Mondfrau sang im Boote –
Nun tanzen die Ratten im Geklirr.
Zerbrochen ist die Klaviatuer…..
Ich beweine die blaue Tote.

Ach liebe Engel oeffnet mir
– Ich ass vom bitteren Brote –
Mir lebend schon die Himmelstuer –
Auch wider dem Verbote.

Эльза Ласкер-Шюлер
Мой синий рояль

В доме моем рояль стоял
небесно-синего цвета.
Его убрали в темный подвал,
когда озверела планета.
Бывало, месяц на нем играл,
пела звезда до рассвета...
Сломаны клавиши.
Он замолчал.
Для крыс ненасытных прибежищем стал...
синяя песенка спета.
Горек мой хлеб. Если б ангел знал,
ах, если б ведал он это –
при жизни мне б на небо путь указал,
вне правила и запрета.

пер. И. Грицкова

@темы: 20, ш/щ, л, s, l, deutsche

11:39 

Lika_k
Британский диктатор
Georgia Douglas Johnson
Dead Leaves

The breaking dead leaves ’neath my feet
A plaintive melody repeat,
Recalling shattered hopes that lie
As relics of a bygone sky.

Again I thread the mazy past,
Back where the mounds are scattered fast—
Oh! foolish tears, why do you start,
To break of dead leaves in the heart?

1918

@темы: english-american, d, 20, harlem renaissance, g

16:02 

Lika_k
Британский диктатор
Kαβάφης
Μάρτιαι Eιδοί

оригинал

Кавафис
Мартовские иды

Душа, чурайся почестей и славы.
Но коли с честолюбием не сладить,
по крайней мере, будь благоразумна:
чем больших ты высот достигнешь,
тем осмотрительней веди себя.

Когда в зените ты, когда ты Цезарь,
когда ты притча на устах у всех,
будь вдвое осторожен – особливо
на улицах, в сопровожденьи свиты.

И если невзначай Артемидор,
к тебе приблизившись, письмо протянет,
пробормотавши: "Прочитай немедля:
здесь нечто, что касается тебя", –
остановись. Прерви все разговоры,
дела, решения. Вели убраться прочь
тебя приветствующим. Их поклоны
пусть подождут. Пусть подождет Сенат.

Узнай немедленно, что говорится
насчет тебя в письме Артемидора.
пер. (перевод Генадия Шмакова и Иосифа Бродского)

Мартовские иды
Перевод С. Ильинской

Мартовские иды
Пер. А. Калининой

Cavafy
The Ides of March

Transl. by Edmund Keeley and Philip Sherrard

Ides of March
Translated by J. C. Cavafy

Ides of March
transl. by Daniel Mendelsohn, 2012 (2013)
запись создана: 29.12.2012 в 22:28

@темы: к (rus), б, links, history, helenike, cavafy, c, brodsy, joseph, antiquity, 20, 19

00:06 

Lika_k
Британский диктатор
Шарль Бодлер
Голубка моя,
Умчимся в края,
Где всё, как и ты, совершенство,
И будем мы там
Делить пополам
И жизнь, и любовь, и блаженство.
Из влажных завес
Туманных небес
Там солнце задумчиво блещет,
Как эти глаза,
Где жемчуг-слеза,
Слеза упоенья трепещет.

Это мир таинственной мечты,
Неги, ласк, любви и красоты.

Вся мебель кругом
В покое твоем
От времени ярко лоснится.
Дыханье цветов
Заморских садов
И веянье амбры струится.
Богат и высок
Лепной потолок,
И там зеркала так глубоки;
И сказочный вид
Душе говорит
О дальнем, о чудном Востоке.

Это мир таинственной мечты,
Неги, ласк, любви и красоты.

Взгляни на канал,
Где флот задремал:
Туда, как залетная стая,
Свой груз корабли
От края земли
Несут для тебя, дорогая.
Дома и залив
Вечерний отлив
Одел гиацинтами пышно,
И теплой волной,
Как дождь золотой,
Лучи он роняет неслышно.

Это мир таинственной мечты,
Неги, ласк, любви и красоты.

1885

пер. Дм. Мережковский

@темы: б, francaise, 19

00:02 

Lika_k
Британский диктатор
Léonie Adams
Home-Coming

When I stepped homeward to my hill,
Dusk went before with quiet tread;
The bare laced branches of the trees
Were as a mist about its head.

Upon its leaf-brown breast the rocks
Like great grey sheep lay silentwise,
Between the birch trees’ gleaming arms,
The faint stars trembled in the skies.

The white brook met me half-way up,
And laughed as one that knew me well,
To whose more clear than crystal voice
The frost had joined a crystal spell.

The skies lay like pale-watered deep,
Dusk ran before me to its strand
And cloudily leaned forth to touch
The moon’s slow wonder with her hand.

@темы: english-american, a, 20

00:02 

Lika_k
Британский диктатор
Лидия Чуковская
И маленький глоток свободы на ночь
Из милой книги наскоро хлебнуть.
Усни, усни: Разбудят утром рано.
Закрыта книга. Пробую уснуть.
И вот пошло́ — заныла, закачала
Медлительная ласковая мгла,
И жизнь моя вся началась сначала,
Но не такой, какой она была.
Всё те же камни, те же волны, птицы,
И обещанья шумные лесов.
Но властью сна дано осуществиться
Пророчеству нестройных голосов.
Любовь не раной, а самой любовью.
Доверчиво она не ждёт конца.
И слава наклонилась к изголовью,
В тюремной тьме не кутая лица.
И прежний дом мне стал, как прежде, домом,
В чьи окна мне не боязно взглянуть,
И не до слёз, а просто мне знакомым
По милым улицам к нему обратный путь.
Не ужас там живёт и слова просит.
Там девочки глаза́, а не тоски.
Но тут рассвет свои поправки вносит,
И новый день меня берёт в тиски.

@темы: 20, russian, ч

00:24 

Lika_k
Британский диктатор
Pablo Neruda
Soneto XLVI

читать дальше

Pablo Neruda
Sonnet 46

Of all the stars I admired, drenched
in various rivers and mists,
I chose only the one I love.
Since then I sleep with the night.

Of all the waves, one wave and another wave,
green sea, green chill, branchings of green,
I chose only the one wave,
the indivisible wave of your body.

All the waterdrops, all the roots,
all the threads of light gathered to me here;
they came to me sooner or later.

I wanted your hair, all for myself.
From all the graces my homeland offered
I chose only your savage heart.

translated by???

@темы: 20, latinoamericano, n, neruda, pablo

14:30 

Lika_k
Британский диктатор
Гертруда Кольмар
Заброшенная

Не ждала такого запустенья.
Смотрят вещи на меня сурово.
Ощетинясь от прикосновенья,
Печь ладони мне спалить готова.
Кресло на пол старый плащ швырнуло.
До чего же окна мутноглазы.
Исподлобья на меня взглянула
Мертвая сирень из темной вазы.
Стол, и стул, и коврик, тот, что вышит
Мною был старательно когда-то,
Шкаф в углу — и он враждою дышит,
Словно я пред всеми виновата.
И любой предмет меня дичится.
Вещи говорят: «Ты здесь чужая».
Зеркало поблекшее бранится,
Отраженье в злости искажая.
И клубок лиловой шерсти рвется
Вон из рук назло повиновенью.
…Все, что нами всуе предается,
Нас самих потом предаст забвенью.

пер. И. Грицковая

@темы: 20, deutsche, к (rus)

00:12 

Lika_k
Британский диктатор
Christina Rossetti
A Triad

Three sang of love together: one with lips
Crimson, with cheeks and bosom in a glow,
Flushed to the yellow hair and finger tips;
And one there sang who soft and smooth as snow
Bloomed like a tinted hyacinth at a show;
And one was blue with famine after love,
Who like a harpstring snapped rang harsh and low
The burden of what those were singing of.
One shamed herself in love; one temperately
Grew gross in soulless love, a sluggish wife;
One famished died for love. Thus two of three
Took death for love and won him after strife;
One droned in sweetness like a fattened bee:
All on the threshold, yet all short of life.

@темы: victorian, r, pre-raphaelite brotherhood, english-british, 19

00:04 

Lika_k
Британский диктатор
Новелла Матвеева
Любви моей ты боялся зря —
Не так я страшно люблю.
Мне было довольно видеть тебя,
Встречать улыбку твою.
И если ты уходил к другой
Иль просто был неизвестно где,
Мне было довольно того, что твой
Плащ висел на гвозде.
Когда же, наш мимолетный гость,
Ты умчался, новой судьбы ища,
Мне было довольно того, что гвоздь
Остался после плаща.
Теченье дней, шелестенье лет,
Туман, и ветер и дождь.
А в доме событье — страшнее нет:
Из стенки вырвали гвоздь.
Туман, и ветер, и шум дождя,
Теченье дней, шелестенье лет,
Мне было довольно, что от гвоздя
Остался маленький след.
Когда же и след от гвоздя исчез
Под кистью старого маляра,
Мне было довольно того, что след
Гвоздя был виден вчера.
Любви моей ты боялся зря.
Не так я страшно люблю.
Мне было довольно видеть тебя,
Встречать улыбку твою.
И в теплом ветре ловить опять
То скрипок плач, то литавров медь…
А что я с этого буду иметь,
Того тебе не понять.

@темы: м, russian, 20

07:52 

Lika_k
Британский диктатор
Ezra Pound
Brennbaum

The sky-like limpid eyes,
The circular infant’s face,
The stiffness from spats to collar
Never relaxing into grace;
The heavy memories of Horeb, Sinai and the forty years,
Showed only when the daylight fell
Level across the face
Of Brennbaum “The Impeccable.”

@темы: 20, english-american, p

00:02 

Lika_k
Британский диктатор
Иосиф Бродский
Бездыханная легкость моя, непомерная тяжесть
Переполнено сердце, и рубаха от соли пестра,
Завязало нас гордым узлом, да никто не развяжет
Разрубить - я уверен, руке не поднять топора

Что за радость такая - в ладонь пеленать свои стоны,
В этом есть чудо; прелесть - пускать по ветрам волоса
Hа трамвайном углу мы читали людские законы
И невольно смеялись над ними на все голоса

Hаше братство без клятв; а в родство не загонишь и силой.,
Подпохмельное утро все спят, не сойти бы с ума
И к войне или миру – но строй пахнет братской могилой
Одному долгий путь, тяжкий посох, пустая сума

Кто прибил наши стрелы гвоздями к немым циферблатам?..
Пожелтеют страницы по всем золотым городам,
Я несу это время в себе оловянным солдатом,
Без приказа - ни шагу назад, а вперед - никогда!

Всем сестрам по серьгам - не отмоются сироты-братья
Лишь мелькнет где-то свежий порез предрассветной улыбки
Да зима заколдует мой город взмахом белого платья
И по всем телеграфным столбам струны блудницы-скрипки

Hе гони меня - дай отстоять до конца эту службу
Hо под серпом все травы сочны - где там думать о судьбах?
Я спою, и швырну вам на стол ворох шелковых кружев
В переплетьи которых хохочет шаманский мой бубен

Если во мне осталась хоть капля того
Если во мне осталась хоть капля того
За что меня можно терпеть
За что меня можно любить...

@темы: б, russian, brodsy, joseph, 20

00:01 

Lika_k
Британский диктатор
Edward Thomas
Melancholy

The rain and wind, the rain and wind, raved endlessly.
On me the Summer storm, and fever, and melancholy
Wrought magic, so that if I feared the solitude
Far more I feared all company: too sharp, too rude,
Had been the wisest or the dearest human voice.
What I desired I knew not, but whate'er my choice
Vain it must be, I knew. Yet naught did my despair
But sweeten the strange sweetness, while through the wild air
All day long I heard a distant cuckoo calling
And, soft as dulcimers, sounds of near water falling,
And, softer, and remote as if in history,
Rumours of what had touched my friends, my foes, or me.

@темы: 20, english-british, t

00:03 

Lika_k
Британский диктатор
Арсений Тарковский
Сны

Садится ночь на подоконник,
Очки волшебные надев,
И длинный вавилонский сонник,
Как жрец, читает нараспев.
Уходят вверх ее ступени,
Но нет перил над пустотой,
Где судят тени, как на сцене,
Иноязычный разум твой.
Ни смысла, ни числа, ни меры.
А судьи кто? И в чем твой грех?
Мы вышли из одной пещеры,
И клинопись одна на всех.
Явь от потопа до Эвклида
Мы досмотреть обречены.
Отдай - что взял; что видел - выдай!
Тебя зовут твои сыны.
И ты на чьем-нибудь пороге
Найдешь когда-нибудь приют,
Пока быки бредут, как боги,
Боками трутся на дороге
И жвачку времени жуют.

@темы: 20, russian, т

00:39 

Lika_k
Британский диктатор
Lola Ridge
Débris

I love those spirits
That men stand off and point at,
Or shudder and hood up their souls—
Those ruined ones,
Where Liberty has lodged an hour
And passed like flame,
Bursting asunder the too small house.

@темы: r, 20, english-american, e'ireann

09:42 

Lika_k
Британский диктатор
Федерико Гарсиа Лорка
Сомнамбулический романс

Люблю тебя в зелень одетой.
И ветер зелен. И листья.
Корабль на зелёном море,
и конь на горе лесистой.
До пояса в темноте,
мечтает она у ограды,
и зелены волосы, тело,
глаза серебра прохладней.
Люблю тебя в зелень одетой.
Цыганский месяц тревожен.
Глядят на неё предметы,
она их видеть не может.
Люблю тебя в зелень одетой.
Как звёзды, иней сияет,
как рыба - потёмки скользки,
дорогу заре открывая.
Смоковница трётся о ветер
как лапой, веткой шершавой,
гора - дикобраз огромный -
щетинится каждой агавой.
читать дальше

@темы: 20, espanol, lorca, л

00:17 

Lika_k
Британский диктатор
John Keats
To Sleep

O soft embalmer of the still midnight!
Shutting with careful fingers and benign
Our gloom-pleased eyes, embower’d from the light,
Enshaded in forgetfulness divine;
O soothest Sleep! if so it please thee, close,
In midst of this thine hymn, my willing eyes,
Or wait the amen, ere thy poppy throws
Around my bed its lulling charities;
Then save me, or the passèd day will shine
Upon my pillow, breeding many woes;
Save me from curious conscience, that still lords
Its strength for darkness, burrowing like a mole;
Turn the key deftly in the oilèd wards,
And seal the hushèd casket of my soul.

@темы: english-british, 19, romanticism, k

00:00 

Lika_k
Британский диктатор
Борис Рыжий
Городок, что я выдумал и заселил человеками,
городок, над которым я лично пустил облака,
барахлит, ибо жил, руководствуясь некими
соображениями, якобы жизнь коротка.
Вырубается музыка, как музыкант ни старается.
Фонари не горят, как ни кроет их матом электрик-браток.
На глазах, перед зеркалом стоя, дурнеет красавица.
Барахлит городок.
Виноват, господа, не учёл, но она продолжается, (?)
всё к чертям полетело, а что называется мной,
то идёт по осенней аллее, и ветер свистит-надрывается,
и клубится листва за моею спиной.

@темы: 20, р (rus), russian

07:55 

Lika_k
Британский диктатор
John Keats
Ode to Psyche

O Goddess! hear these tuneless numbers, wrung
By sweet enforcement and remembrance dear,
And pardon that thy secrets should be sung
Even into thine own soft-conched ear:
Surely I dreamt to-day, or did I see
The winged Psyche with awaken’d eyes?
I wander'd in a forest thoughtlessly,
And, on the sudden, fainting with surprise,
Saw two fair creatures, couched side by side
In deepest grass, beneath the whisp’ring roof
Of leaves and trembled blossoms, where there ran
A brooklet, scarce espied:

читать дальше

@темы: 19, english-british, k, romanticism

Pure Poetry

главная