Ознакомьтесь с нашей политикой обработки персональных данных
  • ↓
  • ↑
  • ⇑
 
Записи с темой: antiquity (список заголовков)
09:25 

Lika_k
Искусствоед
Гай Валерий Катулл
46

Снова теплые дни весна приносит,
Равноденствия смолкли непогоды
С дуновением ласковым Зефира.
Так простись же, Катулл, с фригийским краем,
С изобильем полей Никеи знойной:
К знаменитым летим азийским градам!
Чуя странствия, вновь душа трепещет,
Для веселых трудов окрепли ноги.
Расставаться пора, прощайте, други!
Те, кто вдаль уходил из дома вместе,
Возвращаются врозь дорогой разной.

пер. С. Шервинский

@темы: к (rus), antiquity, 1 BC

00:04 

Lika_k
Искусствоед
Рикардо Рейс (Фернандо Пессоа)
Вновь лето, и обманной новизною
Цветы прельщают, и опять нам внове
Зеленый древний цвет
Новорожденных листьев.
Но никогда из бездны неизбывной,
Что немо поглощает все земное,
На свет отрадный дня
Не возвратить ушедших.
Вотще потомки, веря в жизнь иную,
Взывают к тем, кто ни девять запоров
Теперь навек закрыт
В Аиде безотрадном.

И тот, кто средь певцов был богоравен,
Кто глас, к нему взывающий с Олимпа,
Услышал и постиг,
Стал ныне тенью, тленом.
И все ж венки ему сплетайте, ибо
Кто лавров более достоин? Станут
Не трауром они,
Но данью громкой славе.
Над славой ни земля, ни Орк не властны.
И ты, из волн Улиссом вознесенный
О семихолмый остров
Огигия, гордись!
Тем городам семи, что за Гомера
Вступили в спор, и Лесбосу ты равен,
И Фивам семивратным,
Где Пиндар был рожден.

пер. Л. Цывьян

@темы: 20, antiquity, pessoa, fernando, portuguese, п

06:48 

Lika_k
Искусствоед
Lawrence Durrell
Thasos

Indifferent history! In such a place
Can we choose what really matters most?
Three hundred oars munched up the gulf.
A tyrant fell. The wise men turned their beds
To face the East — this was war. Or else
Eating and excreting raised to the rank of arts:
Sporting the broad purple — this was peace,
For demagogues exhausted by sensations.
From covens of delight they brought
The silver lampreys served on deathless chargers
By cooks of polity and matchless tact.
Only their poets differed in being free
From the historic consciousness and its
Defeats: wise servants of the magnet and
The sieve, against this human backdrop told
The truth in oracles and never asked themselves
In what or why they never could believe.

@темы: english-british, durrell, lawrence, d, antiquity, 20, history

07:56 

Lika_k
Искусствоед
Дидерик Йоханнес Опперман
Пиния

Как выполз город сей из пепла груды черной?..
К отелю медленно скользит автобус наш.
Разверзся вестибюль, мы топаем покорно,
Вот - прилипалы нас берут на абордаж:
Открытку? План? Буклет? Вот видовой, вот порно...
"А ну отсюда!.." - гид легко впадает в раж,
И начинает речь: "Вон там Везувий, конус..."
Я к старой памяти в душе сейчас притронусь.

Отец дорисовал очередной эскиз.
Взрыв шахты. Паника. Пейзаж угрюм и выжжен.
Подобно пинии, начавшей тлеть, повис
Раздутый черный гриб, пугающ и напыжен,
Краями загнутыми оседая вниз.
"Так не бывает" - говорю. Отец обижен,
И говорит: "Глоток от мудрости отпей.
Прочти у Плиния о гибели Помпей.
читать дальше

Доколе атом, расщепясь, не взвеет прахом
Мир наших игр, не оборвет столетий бег?
Бредем к отелю мы, и мыслим с тайным страхом,
Сколь пиния грозна, сколь хрупок человек,
И помним об огне, что властен кратким взмахом
Пса, женщину, весь мир окоченить навек.
Я понял: увенчав пейзаж стволом ветвистым,
Старик-художник был бесспорным реалистом.

Пер. Е. Витковский

@темы: 20, afrikaans, antiquity, о (rus)

07:30 

Lika_k
Искусствоед
Marianne Boruch
The First Layer of City

Concerning the lost and so
much of it, the Professor of Antiquities
is on TV again—

Think about that.

I love the word oxymoron like I love the word
hope loving him back such a long way.

The ancients then, via digital pulse. But never
to know except with shovel, brush,
magnifying glass. He dreams out the rest.

The rest is resting in dust. The rest too will

come out of deep down
petrified wood or gold or bronze
fierce, the spear end of it.

Not far, so many winged creatures
sculpted out of flight to peer from a ledge,
their grim human heads turned sideways, desert
a distance, a horizon. Column after column
holding up ago

what made it cool in there, made us all
the first days of the world: lie down,
close your eyes a moment,
listen to the fountain.

The Professor of Antiquities
looks into the camera as into what the Oracle saw
and says you don’t destroy,
you restore. All this time to recover
words for beer, for how-much-you-owe-me, for gods
and king, the body living or in death, what to do,
what’s elegy and next
marked on clay tablets with a stick.

First lost layer of city. Shock-seizure
of flames larger than night
after night some year B.C. burning back
temple or palace until

safe all words, safe,
slow-fired to stone in the lower chamber
when everything, everything else—

(с)

@темы: links, english-american, b, antiquity, 21

16:02 

Lika_k
Искусствоед
Kαβάφης
Μάρτιαι Eιδοί

оригинал

Кавафис
Мартовские иды

Душа, чурайся почестей и славы.
Но коли с честолюбием не сладить,
по крайней мере, будь благоразумна:
чем больших ты высот достигнешь,
тем осмотрительней веди себя.

Когда в зените ты, когда ты Цезарь,
когда ты притча на устах у всех,
будь вдвое осторожен – особливо
на улицах, в сопровожденьи свиты.

И если невзначай Артемидор,
к тебе приблизившись, письмо протянет,
пробормотавши: "Прочитай немедля:
здесь нечто, что касается тебя", –
остановись. Прерви все разговоры,
дела, решения. Вели убраться прочь
тебя приветствующим. Их поклоны
пусть подождут. Пусть подождет Сенат.

Узнай немедленно, что говорится
насчет тебя в письме Артемидора.
пер. (перевод Генадия Шмакова и Иосифа Бродского)

Мартовские иды
Перевод С. Ильинской

Мартовские иды
Пер. А. Калининой

Cavafy
The Ides of March

Transl. by Edmund Keeley and Philip Sherrard

Ides of March
Translated by J. C. Cavafy

Ides of March
transl. by Daniel Mendelsohn, 2012 (2013)
запись создана: 29.12.2012 в 22:28

@темы: к (rus), б, links, history, helenike, cavafy, c, brodsy, joseph, antiquity, 20, 19

01:35 

Lika_k
Искусствоед
D. H. Lawrence
Birds, Beasts and Flowers (1923)
Purple Anemones

Who gave us flowers?
Heaven? The white God?


Nonsense!
Up out of hell,
From Hades;
Infernal Dis!

Jesus the god of flowers------?
Not he.
Or sun-bright Apollo, him so musical?
Him neither.

Who then?
Say who.

Say it--and it is Pluto,
Dis,
The dark one,
Proserpine's master.

Who contradicts------?

читать дальше

@темы: mythology, lawrence, d. h., l, english-british, antiquity, 20

00:31 

Lika_k
Искусствоед
Alfred Tennyson
Ulysses

It little profits that an idle king,
By this still hearth, among these barren crags,
Match’d with an aged wife, I mete and dole
Unequal laws unto a savage race,
That hoard, and sleep, and feed, and know not me.

читать дальше

www.sparknotes.com/poetry/tennyson/section4.rht...

@темы: t, romanticism, links, english-british, antiquity, 19

11:45 

Lika_k
Искусствоед
Lawrence Durrell
Nemea

A song in the valley of Nemea:
Sing quiet, quiet, quiet here.

Song for the brides of Argos
Combing the swarms of golden hair:
Quiet quiet, quiet, there.

Under the rolling comb of grass,
The sword outrusts the golden helm.

Agamemnon under tumulus serene
Outsmiles the jury of skeletons:
Cool under cumulus the lion queen:

Only the drum can celebrate,
Only the adjective outlive them.

A song in the the valley of Nemea:
Sing quiet, quiet, quiet here.

Tone of the frog in the empty well,
Drone of the bald bee on the cold skull,

Quiet, Quiet, Quiet.

(1940)

@темы: 20, antiquity, d, durrell, lawrence, english-british

10:41 

Lika_k
Искусствоед
Lawrence Durrell
On First Looking into Loeb's Horace

I found your Horace with the writing in it;
Out of time and context came upon
This lover of vines and slave to quietness,
Walking like a figure of smoke here, musing
Among his high and lovely Tuscan pines.

All the small-holder's ambitions, the yield
Of wine-bearing grape, pruning and drainage
Laid out by laws, almost like the austere
Shell of his verses — a pattern of Latin thrift;
Waiting so patiently in a library for
Autumn and drying of the apples;
The betraying hour-glass and its deathward drift.

читать дальше

His great achievement in this vein is "On First Looking into Loeb's Horace". This is a poem of a highly original order. The title immediately suggests a postmodern reordering of Keats's famous sonnet, but Durrell is more conscientious than most poets who play with the retreading of past masterpieces. It is a love poem into which is folded an indirect narrative and an excellent example of literary criticism. Critical assessment is always more attractive written in the form's own medium - this is, verse itself. The poet finds a copy of the Loeb Edition crib of Horace's poetry annotated by a former lover's hand. Reading along with her comments he analyses the Roman poet's life and work. Not only has the love affair perished, but its loss is matched by the vanished Mediterranean civilization which nurtured Horace and still inspires today's readers of Latin literature.
(c) Peter Porter

@темы: english-british, durrell, lawrence, d, citatus, antiquity, 20, ...logy

11:43 

Lika_k
Искусствоед
Амадо Нерво
Гераклит

На всё, что вокруг, посмотри изумленно,
не мысля коснуться – как на отраженье
луны, что дробится в реке полусонной;
так видят себя из зеркального лона
иль облачной тени по саду скольженье.

И ты убедишься, что всё – неизменно
изменчиво; мир – словно клочья тумана,
он формы еще не обрел, несомненно;
и если ты встретиться с ним дерзновенно
решишься – увидишь лишь призрак обмана.

пер. Виктор Андреев

@темы: 20, antiquity, latinoamericano, н

16:58 

Lika_k
Искусствоед
Юстинас Марцинкявичюс (1930-2011)
Пир Платона

Да, да, повторяю:
от этого нас не спасут
ни ум и ни знанья,
ни книги, ни лютни... И даже
оливки в твоих вертоградах,
Аполлодор,
ни чары прелестной Медеи,
Алкивиад...
Чтó, боги? Ты вновь о богах,
Агафон?
Молчу, чтобы их ответом своим
не обидеть.
Друзья, мы пред входом
в пещеру сидим,
темнота бесконечная
в недрах пещеры таится.
Сколько силы позволят,
поддерживать будем огонь,
только он бытие наше с вами
определяет,
защищает пока что от зверя,
который сидит в темноте
у раскрытого зева пещеры
громадной.
Неизвестно, узнаем ли имя его...
Вечность? Небытие, говорите?
Эй, вина мне, Аристодем!
Покажу,
что есть жизнь. Видишь,
сделал глоток.
Этот жгучий глоток пьет
моими губами
неведомый кто-то.
И бросает нас,
как опустевшую чашу, во тьму.
Только так!
Черт возьми, есть ли еще у нас
кубки?

пер. Юрий Кобрин

@темы: м, lietuviu,, antiquity, 20

23:45 

Lika_k
Искусствоед
Καβάφης
Αλέξανδρος Iανναίος, και Aλεξάνδρα

оригинал

Cavafy
Alexander Jannaios and Alexandra

Transl. by Edmund Keeley/Philip Sherrard

Cavafy
Alexander Jannaeus and Alexandra

transl. by Daniel Mendelsohn, 2012 (2013)

Кавафис
Александр Яннай и Александра

Вот на вершине счатья и удачи
царь Иудеи Александр Яннай
с супругою царицей Александрой.
В Иерусалиме — толпы иудеев,
меж них проходят длинной вереницей
флейтисты, трубачи, арфисты,
предшествуя блистательной чете.
Победой увенчал он долгий путь,
что начал сам Иуда Маккавей
с четверкою своих могучих братьев,
верша его упорно, вопреки
бесчисленным опасностям и мукам.
Теперь антиохийцы не указ
свободным иудеям. И Яннай
с супругою царицей Александрой,
ну чем не ровня гордым Селевкидам?
Они средь иудеев иудеи —
они блюдут законы и обычай,
но с греками умеют объясниться
отточенною греческою речью,
с любым царем, но лишь, как равный с равным.
Пусть все об этом знают!
Поистине венец достойный дела,
что начал сам Иуда Маккавей
с четверкою своих могучих братьев.

пер. А. Давыдов

Кавафис
Александр Яннай и Александра

пер. С. Ошеров

@темы: helenike, cavafy, c, antiquity, 20, history, к (rus)

23:50 

Lika_k
Искусствоед
Καβάφης
Λυσίου Γραμματικού Tάφος

оригинал

Cavafy
Tomb of the Grammarian Lysias

Transl. by Edmund Keeley/Philip Sherrard

Cavafy
The Tomb of Lysias the Grammarian

Transl. by George Valassopoulo

Cavafy
The Grave of Lysias the Grammarian

Transl. by John Cavafy, 2003

Cavafy
The Tomb of Lysias the Grammarian

Just there, on the right as you go in,
in the Beirut library we buried him:
the scholar Lysias, a grammarian.
The location suits him beautifully.
We put him near the things that he
remembers maybe even there—notes, texts,
commentaries, variants, the multivolume works
of scholarship on Greek idiom. Also, like this,
his tomb will be seen and honored by us
as we pass by on our way to the books.

transl. by Daniel Mendelsohn, 2012 (2013)


Кавафис
Могила Лисия-грамматика

У здания библиотеки, от входа главного направо,
мы погребли того, кто звался мудрый Лисий,
грамматик. Подобающее место, его сама определила слава.
Все то, что рядом, помнит он, войдя в Элизий,
быть может: тексты, комментарии, громады
трудов, где сотни толкований книг Эллады.
И перед тем, как нам войти в библиотеку,
его могилу всякий раз почтить мы рады.

пер. Ю. Мориц

Кавафис
Могила грамматика Лизия

Пер. Н. Косман

@темы: helenike, cavafy, c, antiquity, 20, 19, links, к (rus)

23:24 

Lika_k
Искусствоед
Καβάφης
Υπέρ της Aχαϊκής Συμπολιτείας πολεμήσαντες

оригинал

Cavafy
Those Who Fought for the Achaian League

читать дальше

Cavafy
Those who fought for the Achaean League

Transl. by George Valassopoulo

Кавафис
Сражавшиеся за Ахейский союз

Отважно вы сражались и со славой пали,
не устрашившись тех, кто всюду побеждал.
Вас не в чем упрекнуть, и если есть вина,
Дией и Критолай одни виновны.
Когда же греки родиной гордиться станут,
"Таких она рождает", — будут говорить
о вас. И в этом вам достойная хвала.
Написано ахейцем в Александрии
в седьмой год царствия Латира Птолемея.

Пер. С.Ильинской

Cavafy
Those Who Fought on Behalf of the Achaean League

You brave, who fought and fell in glory:
who had no fear of those who'd conquered everywhere.
You blameless, even if Diaeus and Critolaus blundered.
Whensoever the Greeks should want to boast,
"Such are the men our race produces," is what they'll say
about you. That's how marvelous the praise for you will be. —

Written in Alexandria bt an Achaean:
in the seventh year of Ptolemy, the "Chickpea."

transl. by Daniel Mendelsohn, 2012 (2013)

@темы: helenike, cavafy, c, antiquity, 20, history, к (rus)

12:40 

Lika_k
Искусствоед
Καβάφης
Ο Θεόδοτος

оригинал

Cavafy
Theodotos

Transl. by Edmund Keeley/Philip Sherrard

Cavafy
Theodotos

Transl. by John Cavafy

Cavafy
Theodotos

Transl. by George Valassopoulo

Кавафис
Теодот

Если избранником судьбы ты стал достойно,
смотри, каким путем к тебе приходит власть.
Сейчас ты славен, подвиги твои
молва проворная несет из уст в уста,
из края в край земли; поклонников толпа
тебя почетом в Риме окружает,
но радости не будет на душе,
не будет чувства, что судьбы своей достоин,
когда в Александрии, после пышной встречи,
на окровавленном подносе Теодот
тебе главу Помпея принесет.

Ты думаешь, что жизнь твоя скромна,
течет без бурь, вдали от треволнений
и нет в ней места ужасам подобным?
Не обманись, быть может, в этот час
в соседний дом, такой спокойный, мирный,
неслышной поступью заходит Теодот*
и столь же страшную главу с собой несет.

пер. С. Ильинской.

Кавафис
Феодот

Пер. А. Калининой

Cavafy
Theodotus

If you are among the truly elect,
watch how you achieve your predominance.
However much you're glorified, however much
your accomplishments in Italy and Thessaly
are blazoned far and wide by governments,
however many honorary decrees
are bestowed on you in Rome by your admirers,
neither your elation nor your triumph will endure,
nor will you feel superior — superior how? —
when, in Alexandria, Theodotus brings you,
upon a charger that's been stained with blood,
poor wretched Pompey's head.

And do not take it for granted that in your life,
restricted, regimented, and mundane,
such spectacular and terrifying things don't exist.
Maybe at this very moment, into some neighbor's
nicely tidied house there comes —
invisible, immaterial — Theodotus,
bringing one such terrifying head.

transl. by Daniel Mendelsohn, 2012 (2013)

* В переводе Ильинской, в отличие от всех остальных переводов, недостаточно подчеркнута бесплонтность, призрачность и нематериальность (aulos - на гр.) этого Теодота, теряется та связь, которую в этой последней строфе хочет подчеркнуть Кавафис.

@темы: helenike, cavafy, c, antiquity, 20, history, к (rus)

01:58 

Lika_k
Искусствоед
Καβάφης
Τα Βήματα

оригинал

Cavafy
The Footsteps

Transl. by Edmund Keeley/Philip Sherrard

Cavafy
The Footfalls

Transl. by John Cavafy, 2003

Кавафис
Шаги

На ложе черном, с изголовием точеным,
украшенным орлами из коралла,
так безмятежно спит Нерон,
и так бесстыдно счастлив он,
и плоть цветущую румянит сладкий сон,
а также юности божественная сила.

Но в белой зале алебастровой, где было
так безмятежно, так уютно древним ларам,
божкам домашним, охраняющим чертоги, –
теперь дрожат перед погибельным кошмаром,
полны тревоги эти маленькие боги
и тельца судорожно спрятать норовят.
Слышна им поступь роковой развязки:
шаги железные на лестнице гремят,
ступени стонут в леденящей пляске.
И лары, дикие, как стадо смертных тварей,
почуяв ужас, прячутся в ларарий,
толкаясь в свалке крошечных богов
и друг на друга падая безумно.
Им ясен этот гул шагов, лишь у Эриний шаг таков,
Эриний поступь им слышна, хотя она бесшумна.

пер. Ю.Мориц

Кавафис
Шаги

Пер. А. Калининой

Cavafy
The Steps

On an ebony bed that is adorned
with eagles made of coral, Nero sleeps
deeply — heedless, calm, and happy;
flush in the prime of the flesh,
and in the beautiful vigor of youth.

But in the alabaster hall that holds
the ancient shrine of Ahenobarbi
how uneasy are his Lares!
The little household gods are trembling,
trying to hide their slight bodies.
For they've heard a ghastly sound,
a fatal sound mounting the stairs,
footsteps of iron that rattle the steps.
And, faint with fear now, the pathetic Lares,
wriggle their way to the back of shrine;
each jostles the other and syumbles
each little god falls over the other
because they've understood what kind of sound it is,
have come to know by know the Erinyes' footsteps.

transl. by Daniel Mendelsohn, 2012 (2013)

@темы: history, helenike, cavafy, c, antiquity, 20, mythology, к (rus)

02:25 

Lika_k
Искусствоед
Καβάφης
Προς τον Aντίοχον Eπιφανή

оригинал

Кавафис
Слово к Антиоху Епифану

Царя утешить рад антиохиец юный:
"Дозволь мне молвить слово, рожденное надеждой,
что македонцы снова на битву поднялись,
что войско их на римлян обрушиться готово.
И в случае победы от всех твоих подарков —
дворца, садов, конюшен, кораллового Пана —
готов я отказаться и от всего другого,
чем я тебе обязан, пусть только победят."
И Антиох, быть может, растроган и, однако,
молчит: его тревожит пример отца и брата
и подозренье гложет — а вдруг о разговоре
пронюхают шпионы? Как ни печально, вскоре
дошли из Пидны* слухи о роковой развязке.

пер. Е.Солоновича

Cavafy
To Antiochos Epiphanis

Transl. by Edmund Keeley/Philip Sherrard

Cavafy
For Antiochus Epiphanes

The young Antiochene said to the king,
"In my heart there beats a single precious hope:
the Macedonians again, Antiochus Epiphanes,
the Macedonians are back in the great fight again.
If only the would win — I'll give to anyone who wants them
the horses and the lion, the Pan made out of coral,
and the elegant mansion, and gardens in Tyre,
and everything else you've given me, Antiochus Epiphanes."

Maybe he was moved a little bit, the king.
But he recalled at once his father and his brother,
and so made no response. Some eavesdropper might
go and repeat something. — Anyway, as expected,
at Pydna there swiftly came the horrible conclusion.

Transl. by Daniel Mendelsohn, 2012 (2013)

*В битве при Пидне в 168 г. д. н. э. в ходе Третьей Македонской войны македонский царь Персей был побежден римлянами. Это поражение ознаменовало конец Македонского царства, закат эллинистических государств и будущее окончательное возвышение Рима над ними (последнее эллинистическое царство - Птолемейский Египет - пало в 30 г. н. э.).
Персей, женатый на племяннице Антиоха IV Эпифана, был последним королем эллинистической Македонии.

@темы: history, helenike, cavafy, c, antiquity, 20, links, к (rus)

13:18 

Lika_k
Искусствоед
Йоргос Сеферис
Мифисторима XXII

И потому, что так много наши глаза повидали,
что ничего не сумеют уже различить, –
и до, и после нас память наша – белеющий парус
за изгородью в ночи –
мы видели странные лики, гораздо страннее, чем ты;
мелькнув, они таяли под листвою недвижной
перечного куста.

И потому что мы поняли, приняли нашу судьбу,
бродя меж разбитых камней целых три или шесть
тысяч лет,
меж руин нежилых, где когда-то, быть может,
был дом наш –
разве даты прочесть на обломках и вспомнить
о славных делах
нам под силу?

И потому, что сошлись мы и снова потом разошлись,
бились с опасностью мнимой, как говорится, с тенями –
мы заблудились во тьме и едва отыскали дорогу,
где тянулась полков вереница, –
мы увязли в болотах и в озере злом
Марафонском, –
под силу ли нам хотя б умереть достойно?

пер. Евг. Колесов

@темы: seferis, giorgos, history, helenike, antiquity, 20, с (rus)

01:37 

Lika_k
Искусствоед
Йоргос Сеферис
Мифисторима V

Мы не знали их вовсе,
и только надежда, что с детства
жила в наших душах, вспомнила их имена. Потом
мы смотрели, как они на свои корабли поднимались,
с грузом зерна и угля навсегда уходя от нас
за далекий пустой горизонт. Мы простились навек,
чтоб тайком до утра рисовать под догорающей лампой
горький знакомый узор из морских чудес
и чудовищ, из двустворчатых раковин и кораблей.
А вечером мы спустились вниз по реке, к побережью,
чтобы ночь провести в кабачке, пропахшем смолою и солью.

Нет больше наших друзей.
Уходя, они пожелали
больше не видеться с нами – нигде, никогда, потому что
слишком до времени мы их, да и они нас узнали,
и потому, что теперь уже мы, раздвигая безмолвные волны,
ищем новую жизнь – по ту сторону памятников и стел.

пер. Евг. Колесов

@темы: seferis, giorgos, mythology, helenike, antiquity, 20, с (rus)

Pure Poetry

главная