• ↓
  • ↑
  • ⇑
 
Записи с темой: 20 (список заголовков)
11:29 

Lika_k
Британский диктатор
Дидерик Йоханнес Опперман
Рождественская песенка

Три старика темнокожих в карру
увидели звезду, что зажглась ввечеру,

три посоха взяли, три узелка -
а шакалья тропа и длинна, и узка, -

и долго шли за звездой старики,
минуя камни, кусты, ручейки,

и пришли наконец-то в Шестой квартал,
там фитилек в бутылке мерцал,

там вялилась рыба, царила тишь,
там в яслях лежал темнокожий малыш.

Овечьего жиру, бильтонга, яиц
поднесли старики и простерлись ниц,

и восславили Бога за это дитя,
что спасет свой народ - пусть годы спустя.

Наблюдала за ними, сердясь, как могла,
бантамская курица из угла.

Пер. Е. Витковский

@темы: 20, afrikaans, о (rus)

07:45 

Lika_k
Британский диктатор
Edith Sitwell
At the Fair
I. Springing Jack

Green wooden leaves clap light away,
Severely practical, as they

Shelter the children candy-pale,
The chestnut-candles flicker, fail . . .

The showman’s face is cubed clear as
The shapes reflected in a glass

Of water—(glog, glut, a ghost’s speech
Fumbling for space from each to each).

The fusty showman fumbles, must
Fit in a particle of dust

The universe, for fear it gain
Its freedom from my cube of brain.

Yet dust bears seeds that grow to grace
Behind my crude-striped wooden face

As I, a puppet tinsel-pink
Leap on my springs, learn how to think—

Till like the trembling golden stalk
Of some long-petalled star, I walk

Through the dark heavens, and the dew
Falls on my eyes and sense thrills through.

@темы: 20, english-british, s

07:56 

Lika_k
Британский диктатор
Дидерик Йоханнес Опперман
Пиния

Как выполз город сей из пепла груды черной?..
К отелю медленно скользит автобус наш.
Разверзся вестибюль, мы топаем покорно,
Вот - прилипалы нас берут на абордаж:
Открытку? План? Буклет? Вот видовой, вот порно...
"А ну отсюда!.." - гид легко впадает в раж,
И начинает речь: "Вон там Везувий, конус..."
Я к старой памяти в душе сейчас притронусь.

Отец дорисовал очередной эскиз.
Взрыв шахты. Паника. Пейзаж угрюм и выжжен.
Подобно пинии, начавшей тлеть, повис
Раздутый черный гриб, пугающ и напыжен,
Краями загнутыми оседая вниз.
"Так не бывает" - говорю. Отец обижен,
И говорит: "Глоток от мудрости отпей.
Прочти у Плиния о гибели Помпей.
читать дальше

Доколе атом, расщепясь, не взвеет прахом
Мир наших игр, не оборвет столетий бег?
Бредем к отелю мы, и мыслим с тайным страхом,
Сколь пиния грозна, сколь хрупок человек,
И помним об огне, что властен кратким взмахом
Пса, женщину, весь мир окоченить навек.
Я понял: увенчав пейзаж стволом ветвистым,
Старик-художник был бесспорным реалистом.

Пер. Е. Витковский

@темы: 20, afrikaans, antiquity, о (rus)

08:42 

Lika_k
Британский диктатор
Langston Hughes
I, Too

I, too, sing America.

I am the darker brother.
They send me to eat in the kitchen
When company comes,
But I laugh,
And eat well,
And grow strong.

Tomorrow,
I’ll be at the table
When company comes.
Nobody’ll dare
Say to me,
“Eat in the kitchen,"
Then.

Besides,
They’ll see how beautiful I am
And be ashamed—

I, too, am America.

@темы: h, english-american, 20

00:16 

Lika_k
Британский диктатор
Дидерик Йоханнес Опперман
Галлюцинации

Камин в харчевне вновь зовет меня.
Пройдя искус горения и тленья,
я взор не отрываю от огня,
куда забросил книгу под поленья.
Там, в пламени, мелькают, что ни миг,
дракон вослед за водяным уродом
и черной головой - и мой двойник
проскальзывает под каминным сводом.
Нет, истину не опалить огнем,
она хранится, вечно наготове,
там, в сердце очага, - дымится в нем
и тлеет, чтобы возродиться в Слове,
чтоб с ним из сердца моего исчез
тревожный строй чудовищ и чудес.

(Из цикла сонетов "Брандан")

Пер. Е. Витковский

@темы: sonnet, afrikaans, 20, о (rus)

10:41 

Lika_k
Британский диктатор
Claude McKay
Heritage

Now the dead past seems vividly alive,
And in this shining moment I can trace,
Down through the vista of the vanished years,
Your faun-like form, your fond elusive face.

And suddenly come secret spring’s released,
And unawares a riddle is revealed,
And I can read like large, black-lettered print,
What seemed before a thing forever sealed.

I know the magic word, the graceful thought,
The song that fills me in my lucid hours,
The spirit’s wine that thrills my body through,
And makes me music-drunk, are yours, all yours.

I cannot praise, for you have passed from praise,
I have no tinted thoughts to paint you true;
But I can feel and I can write the word;
The best of me is but the least of you.

@темы: m, english-american, 20

00:33 

Lika_k
Британский диктатор
Дидерик Йоханнес Опперман
Кронос

Пурпурный мрак перед приходом дня
за окнами свивается в удава,
как склянку в кулаке, зажав меня;
он - клетка мне и вечная оправа.
Я слышу пульс его - прибой времен;
диктует мне закон беспрекословный
себя за хвост кусающий дракон,
боа-констриктор, гад холоднокровный.
Я мню себя свободным иногда,
завидя утром мотылька и птицу, -
у речки валят лес, и поезда
спешат за горизонт и за границу;
но ночью вижу: космос - взаперти
в тугих извивах Млечного Пути.

(Из цикла сонетов "Брандан")

Пер. Е. Витковский

@темы: о (rus), sonnet, afrikaans, 20

00:28 

Lika_k
Британский диктатор
Claude McKay
Adolescence

There was a time when in late afternoon
The four-o’clocks would fold up at day’s close
Pink-white in prayer, and ’neath the floating moon
I lay with them in calm and sweet repose.

And in the open spaces I could sleep,
Half-naked to the shining worlds above;
Peace came with sleep and sleep was long and deep,
Gained without effort, sweet like early love.

But now no balm—nor drug nor weed nor wine—
Can bring true rest to cool my body’s fever,
Nor sweeten in my mouth the acid brine,
That salts my choicest drink and will forever.

1922

@темы: m, english-american, 20

07:48 

Lika_k
Британский диктатор
Дидерик Йоханнес Опперман
Горящая книга

Вот - ночь на Троицу, и я пишу,
гляжу в огонь и постигаю ныне,
что только зло стихами приношу,
что место им - в пылающем камине,
и я швыряю - и уже зола
трепещет... Но из огненного зева,
воздев изжелта-синие крыла,
выходит некий ангел, полный гнева:
- Ты истину похоронил в огне,
и потому опять пиши, покуда
не распознаешь в собственной стране,
в глуши и в дебрях, проявленья чуда.
- Но чем докажешь ты, гонец ночной,
что прислан Богом, а не Сатаной?..

(Из цикла сонетов "Брандан")

Пер. Е. Витковский

@темы: 20, afrikaans, sonnet, о (rus)

01:01 

Lika_k
Британский диктатор
Rupert Brooke
Love

Love is a breach in the walls, a broken gate,
Where that comes in that shall not go again;
Love sells the proud heart’s citadel to Fate.
They have known shame, who love unloved. Even then,
When two mouths, thirsty each for each, find slaking,
And agony’s forgot, and hushed the crying
Of credulous hearts, in heaven—such are but taking
Their own poor dreams within their arms, and lying
Each in his lonely night, each with a ghost.
Some share that night. But they know love grows colder,
Grows false and dull, that was sweet lies at most.
Astonishment is no more in hand or shoulder,
But darkens, and dies out from kiss to kiss.
All this is love; and all love is but this.

1913

@темы: 20, b, english-british

00:15 

Lika_k
Британский диктатор
Дидерик Йоханнес Опперман
Заверть

Сколько можешь ты, сколько я могу
оставаться в заколдованном кругу,

где лишь я и ты, где лишь ты и я?
Все летит вокруг, бешено снуя

и себя опережая, - но ужель
превращается вращенье в самоцель?

Только я и ты... Только... И тотчас
непостижный страх настигает нас...

О, куда же ты? О, куда же ты?
В этой заверти все больше быстроты,

мы вращаемся, и кружимся, и мчим, -
от тебя я становлюсь неотличим.

О, хотя передохнуть бы на бегу
в этом заколдованном кругу;

время движется, ползет едва-едва -
монотонные, глухие жернова,

а круженье опьяняет, словно хмель, -
есть ли в нем надежда, есть ли цель?

Сберегу ль себя, тебя ли сберегу,
пребывая в заколдованном кругу, -

только бы сберечь... Только... Но тотчас
непостижный страх настигает нас...

О, куда же ты? О, куда же ты?
В этой заверти все больше быстроты,

и вращенье нас в никуда влачит...
Только время мчит, только время мчит.

Пер. Е. Витковский

@темы: 20, afrikaans, о (rus)

01:17 

Lika_k
Британский диктатор
Elizabeth Bishop
Songs For A Colored Singer

I
A washing hangs upon the line,
but it's not mine.
None of the things that I can see
belong to me.
The neighbors got a radio with an aerial;
we got a little portable.
They got a lot of closet space;
we got a suitcase.

читать дальше

IV
What's that shining in the leaves,
the shadowy leaves,
like tears when somebody grieves,
shining, shining in the leaves?

Is it dew or is it tears,
dew or tears,
hanging there for years and years
like a heavy dew of tears?

Then that dew begins to fall,
roll down and fall,
Maybe it's not tears at all.
See it, see it roll and fall.

Hear it falling on the ground,
hear, all around.
That is not a tearful sound,
beating, beating on the ground.

See it lying there like seeds,
like black seeds.
see it taking root like weeds,
faster, faster than the weeds,

all the shining seeds take root,
conspiring root,
and what curious flower or fruit
will grow from that conspiring root?

fruit or flower? It is a face.
Yes, a face.
In that dark and dreary place
each seed grows into a face.

Like an army in a dream
the faces seem,
darker, darker, like a dream.
They're too real to be a dream.

@темы: english-american, b, 20

09:58 

Lika_k
Британский диктатор
Дидерик Йоханнес Опперман
Ночной дозор старика

Там выдра, юрко выскользнув из норки,
обнюхивает травы на пригорке,
в ночи рыдает, словно домовой,
и в изгороди рыскает живой;
но в дряхлом доме - тишь; впотьмах неярко
еще пылает фитилек огарка
над мертвецом; так лишь луне дано
над парусником, что пошел на дно,
искриться, - над волнами, что со злостью
швыряются адамовою костью.

Во мрак последним жестом старика
к отдушнику протянута рука,
по стенам виснут грузно и понуро
козлиные рога, удавья шкура;
и пожелтевших рам суровый ряд,
из коих предки пристально глядят;
их взоры строги и проникновенны,
их крови жар в мои стучится вены,
но, так и не вместясь в рассудок мой,
он рвется в бой с бушующею тьмой.

От старика они уходят в ночь,
как семена от оболочки прочь:
тот, кто начало положил поселку,
кто стены клал, тоскуя втихомолку,
и мастерком постукивал, - и тот,
кто в шахте рылся, как заправский крот;
еще - судья, снискавший злую славу,
суливший ночью сам себе расправу;
все - разные, но, сохраняя связь,
они молчат, к истоку возвратясь.

читать дальше

@темы: о (rus), afrikaans, 20

00:03 

Lika_k
Британский диктатор
Allen Grossman
The Caedmon Room

Upstairs, one floor below the Opera House
(top floor of the building), is the Caedmon
room––a library of sorts. The Caedmon room
was empty of readers most of the time.
When the last reader left and closed the door,
I locked it and moved in for life. Right now,
I am writing this in the Caedmon room.
Caedmon was an illiterate, seventh-century
British peasant to whom one night a lady
appeared in a dream. She said to him, speaking
in her own language, "Caedmon! Sing me something!"
And he did just that. What he sang, in his
own language, was consequential––because
he did not learn the art of poetry
from men, but from God. For that reason,
he could not compose a trivial poem,
but what is right and fitting for a lady
who wants a song. These are the words he sang:
"Now praise the empty sky where no words are."
This was Caedmon's song. Caedmon's voice is sweet.
In the Caedmon room shelves groan under the
weight of his eloquent blank pages, Histories
of a sweet world in which we are not found.
Caedmon turned each page, page after page
until the last page––on which is written:
"To the one who conquers, I give the morning star."

@темы: english-american, history, 20, g, english-british, poetry, links

11:25 

Lika_k
Британский диктатор
Дидерик Йоханнес Опперман
Глаза устремив с постели во тьму,
она лежит, прерывисто дышит,
размышляя, как больно будет ему,
когда он наконец об этом услышит.

Услышав, он думает: "Узнаю
Юпитера, бога в лебяжьем теле -
в мужчине каждом: он так же свою
тропу, ненадолго забыв о цели,

покидая, слетает к Леде, к земле;
наутро, заслыша слова о ребенке,
ускользает, и только в усталом крыле
дрожат сухожильные перепонки".

"Священна ли жизнь?" Мгновенье - и вот
ее рука поднимается кротко,
но в подмышечной впадине он узнает
худое лицо с короткой бородкой...

И слышится: "Боже, ни мина, ни риф
пусть не встретятся на пути субмарины,
и пусть ее бессмысленный взрыв
не исторгнет из лона морской пучины..."

Он тупо встает, воротник плаща
поднимает, видит аквариум, рыбку,
уходит, под нос угрюмо ропща
на непростительную ошибку -

так глупо влипнуть! - глядит на листки,
уже за столом, на карты, на фото.
"Священна ли жизнь?" - слова нелегки.
"О будущем думать обязан кто-то".

(Из цикла "Журнал Йорика")

Пер. Е. Витковский

@темы: 20, afrikaans, о (rus)

08:09 

Lika_k
Британский диктатор
W. B. Yeats
The Stolen Child

Where dips the rocky highland
Of Sleuth Wood in the lake,
There lies a leafy island
Where flapping herons wake
The drowsy water rats;
There we’ve hid our faery vats,
Full of berrys
And of reddest stolen cherries.
Come away, O human child!
To the waters and the wild
With a faery, hand in hand,
For the world’s more full of weeping than you can understand.

Where the wave of moonlight glosses
The dim gray sands with light,
Far off by furthest Rosses
We foot it all the night,
Weaving olden dances
Mingling hands and mingling glances
Till the moon has taken flight;
To and fro we leap
And chase the frothy bubbles,
While the world is full of troubles
And anxious in its sleep.
Come away, O human child!
To the waters and the wild
With a faery, hand in hand,
For the world’s more full of weeping than you can understand.

читать дальше

@темы: yeats, w. b., y, english-british, e'ireann, celtic themes, 20

07:46 

Lika_k
Британский диктатор
Иосиф Бродский
Пилигримы

«Мои мечты и чувства в сотый раз
Идут к тебе дорогой пилигримов.»
В. Шекспир

Мимо ристалищ, капищ,
Мимо храмов и баров,
Мимо шикарных кладбищ,
Мимо больших базаров,
Мира и го́ря мимо,
Мимо Мекки и Рима,
Синим солнцем палимы,
Идут по земле пилигримы.
Увечны они, горбаты,
Го́лодны, полуодеты,
Глаза́ их полны́ заката,
Сердца́ их полны́ рассвета.
За ними поют пусты́ни,
Вспыхивают зарницы,
Звёзды встают над ними,
И хрипло кричат им птицы,
Что мир останется прежним,
Да, останется прежним,
Ослепительно снежным
И сомнительно нежным,
Мир останется лживым,
Мир останется вечным,
Может быть, постижимым,
Но всё-таки безконечным.
И, значит, не будет толка
От веры в себя да в Бога.
И, значит, остались только
Иллюзия и дорога.
И быть над землёй закатам,
И быть над землёй рассветам…
Удобрить её солдатам.
Одобрить её поэтам.

1958

@темы: russian, brodsy, joseph, 20, б

00:02 

Lika_k
Британский диктатор
Maxwell Bodenheim
Thoughts While Walking

A steel hush freezes the trees.
It is my mind stretched to stiff lace,
And draped on high wide thoughts.

My soul is a large sallow park
And people walk on it, as they do on the park before me.
They numb my levelness with dumb feet,
Yet I cannot even hate them.

@темы: b, english-american, 20

08:21 

Lika_k
Британский диктатор
Максимилиан Волошин
Я глазами в глаза вникал,
Но встречал не иные взгляды,
А двоящиеся анфилады
Повторяющихся зеркал.
Я стремился чертой и словом
Закрепить преходящий миг.
Но мгновенно плененный лик
Угасает, чтоб вспыхнуть новым.
Я боялся, узнав - забыть...
Но в стремлении нет забвенья.
Чтобы вечно сгорать и быть -
Надо рвать без печали звенья.
Я пленен в переливных снах,
В завивающихся круженьях,
Раздробившийся в отраженьях,
Потерявшийся в зеркалах.

@темы: в, russian, 20

01:32 

Lika_k
Британский диктатор
Ezra Pound
After Ch’u Yuan

I will get me to the wood
Where the gods walk garlanded in wisteria,
By the silver-blue flood move others with ivory cars.
There come forth many maidens
to gather grapes for the leopards, my friend.
For there are leopards drawing the cars.

I will walk in the glade,
I will come out of the new thicket
and accost the procession of maidens.

@темы: p, english-american, 20

Pure Poetry

главная