Записи с темой: deutsche-oesterreichisch (список заголовков)
08:13 

Lika_k
Искусствоед
Georg Trakl
Sebastian im Traum
Siebengesang des Todes
Geistliche Dämmerung (2. Fassung)

Stille begegnet am Saum des Waldes
Ein dunkles Wild;
Am Hügel endet leise der Abendwind,

Verstummt die Klage der Amsel,
Und die sanften Flöten des Herbstes
Schweigen im Rohr.

Auf schwarzer Wolke
Befährst du trunken von Mohn
Den nächtigen Weiher,

Den Sternenhimmel.
Immer tönt der Schwester mondene Stimme
Durch die geistliche Nacht.

Георг Тракль
Себастьян во сне. 1915
Семигласие смерти
Сумерки, исполненные духа (2-ая редакция)

Тихо встречает у кромки леса
Темный зверь;
На холме негромко умирает вечерний ветер.

Смолкает плач черного дрозда,
И нежные флейты осени
Молчат в камышах.

На черном облаке,
Пьянея от мака,
Ты плывешь по ночному пруду,

Звездному небу.
И звучит и звучит лунный голос сестры
В исполненной духа ночи.

пер. Вл. Летучий

@темы: 20, deutsche-oesterreichisch, expressionism, t, trakl, georg, т

07:12 

Lika_k
Искусствоед
Georg Trakl
Sebastian im Traum
Siebengesang des Todes
An einen Frühverstorbenen

читать дальше

Георг Тракль
Себастьян во сне. 1915
Семигласие смерти
К рано умершему

О, черный ангел, тихо исшедший изнутри дерева,
Когда нас, друзей детства, вечер застал
У края синеватого колодца.
Были спокойны наши шаги, удивленно-круглы глаза в бурой
прохладе осени,
О, пурпурная сладость звезд.

Тем временем он спустился по каменным ступенькам
Монашьей горы -
С синей улыбкой на лике, завернувшись, как в кокон,
В своей тихое детство, — и умер;
А в саду остался серебряный лик друга,
Незримо прислушиваясь из листвы или из старого камня.

Душа пела о смерти, зеленом тленье плоти,
И он стал шелестом леса,
Ревностным плачем дичи.
Снова и снова звонили с сумеречных башен
синие колокола вечера.

Час настал - и он увидел тени в пурпурном солнце,
Тени тленья в голых ветвях;
Вечером, когда на сумеречной ограде пел черный дрозд,
Дух безвременно умершего тихо возник в комнате.

О, кровь, что струится из певчего горла,
Синий цветок; о, жгучие слезы,
Выплаканные в ночь.

Золотое облако и время; в одинокую келью
Часто ты приглашаешь мертвого в гости,
Бредёшь с ним, доверительно беседуя, под вязами,
вниз по теченью - по зеленой реке.

пер. Вл. Летучий

@темы: т, 20, trakl, georg, t, expressionism, deutsche-oesterreichisch

07:28 

Lika_k
Искусствоед
Georg Trakl
Sebastian im Traum
Siebengesang des Todes
Untergang (5. Fassung)

An Karl Borromaeus Heinrich
Über den weißen Weiher
Sind die wilden Vögel fortgezogen.
Am Abend weht von unseren Sternen ein eisiger Wind.

Über unsere Gräber
Beugt sich die zerbrochene Stirne der Nacht.
Unter Eichen schaukeln wir auf einem silbernen Kahn.

Immer klingen die weißen Mauern der Stadt.
Unter Dornenbogen
O mein Bruder klimmen wir blinde Zeiger gen Mitternacht.

Георг Тракль
Себастьян во сне. 1915
Семигласие смерти
Закат (5-ая редакция)*

Карлу Барромойсу Хайнриху)
Над белым прудом
Пролетели дикие птицы.
По вечерам с наших звезд веет ледяной ветер.

Над нашими могилами
Наклоняется разбитый лоб ночи.
Под дубами качаемся мы в серебряном челне.

Неумолчно звенят белые стены города.
Под терновым сводом, о брат мой,
Мы слепые стрЕлки - карабкаемся к полночи.

пер. Вл. Летучий

* В эссе "Над огненной бездной" Ф.Фюман демонстрирует неисчерпаемость ассоциаций, порождаемых поэтическими образами этого стихотворения Тракля. Многозначные названия двух стихотворений Тракля — "Закат" ("Untergang") и "Песня закатной страны" ("Abendlaendisches Lied") — использовал через несколько лет (1918 г.) О. Шпенглер в названии своей гланой книги "Untergang des Abendlaendes" ("Закат Европы")

@темы: deutsche-oesterreichisch, 20, t, s, expressionism, т, trakl, georg, ш/щ

05:41 

Lika_k
Искусствоед
Georg Trakl
Sebastian im Traum
Siebengesang des Todes
Anif

Erinnerung: Möven, gleitend über den dunklen Himmel
Männlicher Schwermut.
Stille wohnst du im Schatten der herbstlichen Esche,
Versunken in des Hügels gerechtes Maß;

Immer gehst du den grünen Fluß hinab,
Wenn es Abend geworden,
Tönende Liebe; friedlich begegnet das dunkle Wild,

Ein rosiger Mensch. Trunken von bläulicher Witterung
Rührt die Stirne das sterbende Laub
Und denkt das ernste Antlitz der Mutter;
O, wie alles ins Dunkel hinsinkt;

Die gestrengen Zimmer und das alte Gerät
Der Väter.
Dieses erschüttert die Brust des Fremdlings.
O, ihr Zeichen und Sterne.

Groß ist die Schuld des Geborenen. Weh, ihr goldenen Schauer
Des Todes,
Da die Seele kühlere Blüten träumt.

Immer schreit im kahlen Gezweig der nächtliche Vogel
Über des Mondenen Schritt,
Tönt ein eisiger Wind an den Mauern des Dorfs.

Георг Тракль
Себастьян во сне. 1915
Семигласие смерти
Аниф*

Вспомнилось:чайки скользят по темному небу
Мужествующей печали.
Тихо живешь ты в тени осеннего ясеня,
Пошруженный в отмеренные пределы холма.

Идешь и идещь по-над зеленой рекой,
Когда вечер уже настал,
Певучая любовь; дружелюбно встречает темного зверя,

Радужного человека. Хмельной от синеватой погоды,
Лоб разжалоблен умирающей листвой,
И вспоминается сосредоточенный лик матери;
О, как погружается все в темноту;

Озабоченные комнаты и стрый скарб
Предков —
Все потрясает пришельца.
О знаменья и звезды!

Велика вина рожденного. Увы,
золотые созерцатели
Смерти,
В то время как душа грезит о свежем цветенье.

Над шагами лунатика, в голых ветвях
Кричит и кричит ночная птица;
И голосит ледяной ветер у деревенских оград.

пер. Вл. Летучий

* Аниф - замок и парк под Зальцбургом

@темы: 20, deutsche-oesterreichisch, expressionism, t, trakl, georg, т

07:57 

Lika_k
Искусствоед
Georg Trakl
Sebastian im Traum
Der Herbst des Einsamen
Der Herbst des Einsamen

Der dunkle Herbst kehrt ein voll Frucht und Fülle,
Vergilbter Glanz von schönen Sommertagen.
Ein reines Blau tritt aus verfallener Hülle;
Der Flug der Vögel tönt von alten Sagen.
Gekeltert ist der Wein, die milde Stille
Erfüllt von leiser Antwort dunkler Fragen.

Und hier und dort ein Kreuz auf ödem Hügel;
Im roten Wald verliert sich eine Herde.
Die Wolke wandert übern Weiherspiegel;
Es ruht des Landmanns ruhige Geberde.
Sehr leise rührt des Abends blauer Flügel
Ein Dach von dürrem Stroh, die schwarze Erde.

Bald nisten Sterne in des Müden Brauen;
In kühle Stuben kehrt ein still Bescheiden
Und Engel treten leise aus den blauen
Augen der Liebenden, die sanfter leiden.
Es rauscht das Rohr; anfällt ein knöchern Grauen,
Wenn schwarz der Tau tropft von den kahlen Weiden.

Георг Тракль
Себастьян во сне. 1915
Осень одинокого
Осень одинокого

Плоды и хлеб — осенние приметы,
Желтеет летний блеск, тускнеют росы.
Все — в синеве; покров зеленый, где ты?
Отлеты птиц, как песнь, грустноголосы.
Вино отжато. Тихие ответы
Скопляет тишь на темные вопросы.

Кресты на свежих холмиках застыли;
В банрянце леса потреялось стадо.
Пруды скитанье тучек отразили;
И косарю мозолить рук не надо.
Уже расплавил синий ветер крылья
Над крышами. Земля чернее ада.

Гнездятся звезды на бровях грезёра;
В каморке холодно и сиротливо.
Исходит, угасая, ангел скоро
Их глаз влюбленных: их страданья живы.
Шуршит камыш. О, жуткость! — у забора
Роса, чернея, каплет с голой ивы.

пер. Вл. Летучий

@темы: 20, deutsche-oesterreichisch, expressionism, t, trakl, georg, т

06:07 

Lika_k
Искусствоед
Georg Trakl
Sebastian im Traum
Kaspar Hauser Lied

Für Bessie Loos
Er wahrlich liebte die Sonne, die purpurn den Hügel hinabstieg,
Die Wege des Walds, den singenden Schwarzvogel
Und die Freude des Grüns.

Ernsthaft war sein Wohnen im Schatten des Baums
Und rein sein Antlitz.
Gott sprach eine sanfte Flamme zu seinem Herzen:
O Mensch!

Stille fand sein Schritt die Stadt am Abend;
Die dunkle Klage seines Munds:
Ich will ein Reiter werden.

Ihm aber folgte Busch und Tier,
Haus und Dämmergarten weißer Menschen
Und sein Mörder suchte nach ihm.

Frühling und Sommer und schön der Herbst
Des Gerechten, sein leiser Schritt
An den dunklen Zimmern Träumender hin.
Nachts blieb er mit seinem Stern allein;

Sah, daß Schnee fiel in kahles Gezweig
Und im dämmernden Hausflur den Schatten des Mörders.

Silbern sank des Ungebornen Haupt hin.

Георг Тракль
Себастьян во сне. 1915
Песня Каспара Хаузера*

Бесси Лоос
Он воистину любил солнце, пурпурно
опускавшееся за холм,
М радость травы.

Вдумчивым было его житьё в тени дерева
И светел лик.
Нежное пламя вдохнул в его сердце Бог:
О, человек!

Вечером тихо шаги привели его в город;
Темный плач его уст:
Хочу встать всадником.

Но следили за ним и куст, и зверь,
Дом и садовые сумерки белых людей,
И его убийца следил за ним.

Весна и лето, и чудо-осень
Правелника, негромкий шаг
Сновидца по темным комнатам.
Ночью он остался наедине со свеой звездой.

Видел: снег падал на голые ветки
И на сумеречном пороге — тень убийцы.

Серебряно поникла голова нерожденного**.

пер. Вл. Летучий

* Каспар Хаузер (1812?-1833) - "нюрнбергский найденыш", которому молва приприсывала знатное происхождение; погиб от руки убийцы; герой романа Я. Вассермана "Каспар Хаузер". "К чему все муки. Я в конце концов навсегда останусь бедным Каспаром Хаузером" (из письма Тракля к Э Бушбеку, 1912 г.).

** Тракль, как вспоминают современники, о себе заявлял: "Я родился только наполовину", имея в виду, что в равной мере от остается в первозданном "чистом" мире, не отяжеленным современным "знание" и опытом". Об этом же говорит и высказывание Тракоя о Льве Толстом: "Пан, погибающий под тяжестью креста".

@темы: т, trakl, georg, t, expressionism, deutsche-oesterreichisch, citatus, 20

05:57 

Lika_k
Искусствоед
Georg Trakl
Sebastian im Traum
Am Mönchsberg (2. Fassung)

Wo im Schatten herbstlicher Ulmen der verfallene Pfad hinabsinkt,
Ferne den Hütten von Laub, schlafenden Hirten,
Immer folgt dem Wandrer die dunkle Gestalt der Kühle

Über knöchernen Steg, die hyazinthene Stimme des Knaben,
Leise sagend die vergessene Legende des Walds,
Sanfter ein Krankes nun die wilde Klage des Bruders.

Also rührt ein spärliches Grün das Knie des Fremdlings,
Das versteinerte Haupt;
Näher rauscht der blaue Quell die Klage der Frauen.

Георг Тракль
Себастьян во сне. 1915
На Монашьей горе* (2-ая редакция)

Где в тени осенних вязов спусается руинная тропа,
Далеко от шалашей из листвы, спящих пастухов,
Вечно следует за путником темный лик прохлады

По костяному мостику, а гиацинтовый голос мальчика
Шепчет забытые преданья леса —
Кротче, чем у больного, дикий плач брата.

Стало быть, касаются чахлых трав колени пришельца,
Окаменевшая голова;
Ближе и слышней синий родник женского плача.

пер. Вл. Летучий

* Монашья гора в Зальцбурге, на берегу реки Зальцах

@темы: т, trakl, georg, t, expressionism, deutsche-oesterreichisch, 20

07:41 

Lika_k
Искусствоед
Georg Trakl
Sebastian im Traum
Sebastian im Traum

Für Adolf Loos
Mutter trug das Kindlein im weißen Mond,
Im Schatten des Nußbaums, uralten Hollunders,
Trunken vom Safte des Mohns, der Klage der Drossel;
Und stille
Neigte in Mitleid sich über jene ein bärtiges Antlitz

читать дальше

Георг Тракль
Себастьян во сне. 1915
Себастьян во сне

Адольфу Лоосу
1
Мать вынашивала ребенка при белой луне,
В тени орешника, древней бузины,
Опьяненная маковым соком и плачем дрозда;
И в смиренном сострадании
Тихо склонился над ней бородатый лик

В темноте окна; и старая домашняя утварь
Предков
Валалась в забросе; любовь и осенние грезы.

Так уж вышло: темный день года, печальное детство,
Мальчик тихо спустился к холодным водам,
серебряным рыбам,
Покой и лик;
И когда, твердый духом, он бросился наперерз
взбесившимся вороным лошадям,
Над ним в серой ночи взошла его звезда.

Или когда, держась за озябшую руку матери,
Он вечером шел по осеннему кладбищу святого Петра,
Нежный мертвец тихо лежал в темноте склепа
И поднял на него холодные веки.

Сам он, однако, был маленькой птичкой на голом суку,
Долгим колокольчиком в ноябрьской вечере,
Тишиной отца, когда по сумеречной винтовой
лестнице он спускался во сне.

2
читать дальше

* Kalvarienberg - гора в память Страстей Христовых с церковью или часовней, где представлен мученический путь Христа на Голгофу.
** По преданию, во время одной из проповеде Себастяна рядом с ним появились семь ангелов и некий юноша, который благословил Себастьяна и сказал: "Ты всегда будешь со Мною".

@темы: т, trakl, georg, t, expressionism, deutsche-oesterreichisch, 20

06:57 

Lika_k
Искусствоед
Georg Trakl
Sebastian im Traum
Hohenburg (2. Fassung)

Es ist niemand im Haus. Herbst in Zimmern;
Mondeshelle Sonate
Und das Erwachen am Saum des dämmernden Walds.

Immer denkst du das weiße Antlitz des Menschen
Ferne dem Getümmel der Zeit;
Über ein Träumendes neigt sich gerne grünes Gezweig,

Kreuz und Abend;
Umfängt den Tönenden mit purpurnen Armen sein Stern,
Der zu unbewohnten Fenstern hinaufsteigt.

Also zittert im Dunkel der Fremdling,
Da er leise die Lider über ein Menschliches aufhebt,
Das ferne ist; die Silberstimme des Windes im Hausflur.

Георг Тракль
Себастьян во сне. 1915
Хоэнбург* (2-я редакция)

Никого нет в доме. В комнатах осень;
Луносветная соната
И пробужденье на кромке сумеречного леса.

А ты все думаешь о белом лике человека
Вдалеке от суеты времени;
Над сноявью нежно склоняется зеленая ветка,

Крест и вечер;
Обнимает певучего его пурпурная звезда,
Склоняясь к безлюным окнам.

И вздрагивает в темоте чужеродец,
Когда тихо поднимает веки над люской жизнью —

Как она далека; в прихожей серебряный голос ветра.

пер. Вл. Летучий

* Хоэнбург - помесье Рудольфа — брата Л. Фиккера под Инсбруком, где подолгу гостил Тракль.

@темы: 20, deutsche-oesterreichisch, expressionism, t, trakl, georg, т

06:20 

Lika_k
Искусствоед
Georg Trakl
Sebastian im Traum
Unterwegs

Am Abend trugen sie den Fremden in die Totenkammer;
Ein Duft von Teer; das leise Rauschen roter Platanen;
Der dunkle Flug der Dohlen; am Platz zog eine Wache auf.
Die Sonne ist in schwarze Linnen gesunken; immer wieder kehrt dieser
vergangene Abend.
читать дальше

Георг Тракль
Себастьян во сне. 1915
По пути

Вечером они отнесли незнакомца в мертвецкую;
Запах дегтя; негромкий шелест красных платанов;
Темный поле галок; на площадб тянется стража.
Солнце обернулось в черное полотно; снова и снова
возвращается этот минувший вечер.
В соседней комнате сестра играет сонату Шуберта.
Тихо-тихо ее улыбка опускается в руинный фонтан,
Синевато шелестящий в сумерках. О, как стар,
наш род.
Кто-то шепчется в корнях сада; кому-то оставили это
черное небо.

На комоде благоухают яблоки. Бабушка затпливает
золотые свечи.

О, как ласкова осень. Негромки наши шаги в старом парке
Под высокими деревьями. О, как серьезен
гиацинтовый лик сумерек.
Синий родник ластится к твоим ногам, таинственна
красная тишина твоих губ,
Затенённых дрёмой листвы, темным золотом руинных
подсолнухов.
Твои веки тяжелы от мака и тихо грезят у меня на лбу.
Нежные колокола пронизывают дрожью грудь.
Синее облако — твой лик в сумерках склоняется надо мной.

Песня под гитару в попутном кабачке,
Дикие кусты бузины, давно минувший ноябрьский день,
Доверчивые шаги на сумеречной лестнице,
побуревшие балки,
Распазнутое окно, где так и застряла сладостная надежда —
Необъяснимо все это, о Боже, и невольно опускаешься
на колени.

О, как темна эта ночь. Пурпурное пламя погасло
На моих губах. В тишине
Замирает одинокая струна боязливой души.
Смолкни совсем, когда хмельная от вина голова
клонится к сточной канаве.

пер. Вл. Летучий

@темы: т, trakl, georg, t, expressionism, deutsche-oesterreichisch, 20

06:21 

Lika_k
Искусствоед
Georg Trakl
Sebastian im Traum
Stundenlied

Mit dunklen Blicken sehen sich die Liebenden an,
Die Blonden, Strahlenden. In starrender Finsternis
Umschlingen schmächtig sich die sehnenden Arme.

Purpurn zerbrach der Gesegneten Mund. Die runden Augen
Spiegeln das dunkle Gold des Frühlingsnachmittags,
Saum und Schwärze des Walds, Abendängste im Grün;
Vielleicht unsäglichen Vogelflug, des Ungeborenen
Pfad an finsteren Dörfern, einsamen Sommern hin
Und aus verfallener Bläue tritt bisweilen ein Abgelebtes.

Leise rauscht im Acker das gelbe Korn.
Hart ist das Leben und stählern schwingt die Sense der Landmann,
Fügt gewaltige Balken der Zimmermann.

Purpurn färbt sich das Laub im Herbst; der mönchische Geist
Durchwandelt heitere Tage; reif ist die Traube
Und festlich die Luft in geräumigen Höfen.
Süßer duften vergilbte Früchte; leise ist das Lachen
Des Frohen, Musik und Tanz in schattigen Kellern;
Im dämmernden Garten Schritt und Stille des verstorbenen Knaben.

Георг Тракль
Себастьян во сне. 1915
Песня часов*

Темный перегляд влюбленных,
Светлокудрость, лучезарность. В цепенеющем мраке
Сплетаются, изнемогая, руки.

Пурпурно истерзаны губы багословенных. Круглые глаза
Отражают темное золото весенних сумерек,
Просветы и черноту леса, вечерние страхи в листве;
Может быть, невыразимый птичий полет, тропу нерожденного
К сумрачным деревням, в одинокое лето,
И тогда из разрушенной синевы по временам
проступает отжившее.

В поле тихо шелестит желтая рожь.
Жизнь груба, и лучисто взлетает коса косаря,
Прилаживает толстенные бревна плотник.

В осени окрашивается в пурпур листва; монашеский дух
Сопроваждает жаркие дни; дозрел виноград,
И праздничен воздух в посторных дворах.

Слаще запах пожелтевших плодов; негромок смех
Радости; музыка, танцы в затенённых погребках;
В сумеречном саду шаги и тишина
умершего мальчика.

пер. Вл. Летучий

* "Прилагаю... "Песню часов" - из полного мрака и отчаянья" — из письма Тракля к Л. Фиклеру (1913). Ср. с названием "Книги часов ("Das Stunden-Buch") Рильке

@темы: 20, deutsche-oesterreichisch, expressionism, t, trakl, georg, т

07:58 

Lika_k
Искусствоед
Georg Trakl
Sebastian im Traum
Kindheit

Voll Früchten der Holunder; ruhig wohnte die Kindheit
In blauer Höhle. Über vergangenen Pfad,
Wo nun bräunlich das wilde Gras saust,
Sinnt das stille Geäst; das Rauschen des Laubs

Ein gleiches, wenn das blaue Wasser im Felsen tönt.
Sanft ist der Amsel Klage. Ein Hirt
Folgt sprachlos der Sonne, die vom herbstlichen Hügel rollt.

Ein blauer Augenblick ist nur mehr Seele.
Am Waldsaum zeigt sich ein scheues Wild und friedlich
Ruhn im Grund die alten Glocken und finsteren Weiler.

Frömmer kennst du den Sinn der dunklen Jahre,
Kühle und Herbst in einsamen Zimmern;
Und in heiliger Bläue läuten leuchtende Schritte fort.

Leise klirrt ein offenes Fenster; zu Tränen
Rührt der Anblick des verfallenen Friedhofs am Hügel,
Erinnerung an erzählte Legenden; doch manchmal erhellt sich die Seele,
Wenn sie frohe Menschen denkt, dunkelgoldene Frühlingstage.

Георг Тракль
Себастьян во сне. 1915
Детство

Усыпанный ягодами куст бузины; детству спокойно жилось
В синей пещере. Над заглохшей тропой,
Где теперь, побурев, шуршит дикая трава,
Размышляют тихие ветки; шелест листвы

Напоминает журчанье синей воды из скалы.
Нежен плач дрозда. Пастух
молча идет за солнцем, что катится с осеннего холма.

Синий миг — всего лишь душа.
На опушке леса пугливая дичь, а в долине
Дремлют старые колокола и угрюмые хутора.

Кротче постигаешь смысл темных лет,
Прохладу и осень в одиноких комнатах;
И в святой синеве отдаются твои светящиеся шаги.

Тихо поскрпывает распахнутое окно; до слез
Трогает и руинный погост на холме,
И припомненная легегжа; и все же нет-нет
и светлеет душа,
Когда вспоминает о радостных людях, тусклом золоте
вешних дней.

пер. Вл. Летучий

@темы: 20, deutsche-oesterreichisch, expressionism, t, trakl, georg, т

07:54 

Lika_k
Искусствоед
Georg Trakl
Nachtlied

Des Unbewegten Odem. Ein Tiergesicht
Erstarrt vor Bläue, ihrer Heiligkeit.
Gewaltig ist das Schweigen im Stein;

Die Maske eines nächtlichen Vogels. Sanfter Dreiklang
Verklingt in einem. Elai! dein Antlitz
Beugt sich sprachlos über bläuliche Wasser.

O! ihr stillen Spiegel der Wahrheit.
An des Einsamen elfenbeinerner Schläfe
Erscheint der Abglanz gefallener Engel.

Георг Тракль
Стихотворения. 1913
Ночная песня

Дыханье неподвижного. Лик зверя,
Оцепеневший перед синевой -святыней.
Мощь молчанья в камне.

Маска ночной птицы. Нежное трезвучье,
Умолкшее в одном. ИлУ!* — твое чело безмолвно
Склоняется над синевой воды.

О тихие зеркала истины!
У одинокого на белом костяном виске
Отсвет падшего ангела.

пер. Вл. Летучий

* Elai - имя древнесемитского верховного божества.

@темы: 20, deutsche-oesterreichisch, expressionism, t, trakl, georg, т

06:19 

Lika_k
Искусствоед
Georg Trakl
Abendlied

Am Abend, wenn wir auf dunklen Pfaden gehn,
Erscheinen unsere bleichen Gestalten vor uns.

Wenn uns dürstet,
Trinken wir die weißen Wasser des Teichs,
Die Süße unserer traurigen Kindheit.

Erstorbene ruhen wir unterm Hollundergebüsch,
Schaun den grauen Möven zu.

Frühlingsgewölke steigen über die finstere Stadt,
Die der Mönche edlere Zeiten schweigt.

Da ich deine schmalen Hände nahm
Schlugst du leise die runden Augen auf,
Dieses ist lange her.
Doch wenn dunkler Wohllaut die Seele heimsucht,
Erscheinst du Weiße in des Freundes herbstlicher Landschaft.

Георг Тракль
Стихотворения. 1913
Закатная песня

Вечером, когда по темным тропам идем,
Перед нами маячат наши бледные тени.

Если жаждем,
Пьем белые воды пруда,
Сладость печального детства.

Умершие, покоимся под кустом бузины,
За полетом серых чаек следим.

Весенние облака над мрачным городом,
Молчащим о славныз монашеских временах.

Я взял твои узкие пальцы,
Ты удивленно открыла глаза.
Как это было давно.

И все же, когда темные звуки завладевают душой,
Ты, белая, возникаешь в осеннем ландшафте друга.

пер. Вл. Летучий

@темы: т, t, expressionism, deutsche-oesterreichisch, 20

06:29 

Lika_k
Искусствоед
Georg Trakl
Im Dorf
1

Aus braunen Mauern tritt ein Dorf, ein Feld.
Ein Hirt verwest auf einem alten Stein.
Der Saum des Walds schließt blaue Tiere ein,
Das sanfte Laub, das in die Stille fällt.

читать дальше


Георг Тракль
Стихотворения. 1913
В деревне
1

Вдоль бурых стен — деревня и поля.
На старый камень пастушок залез.
И синее зверьё упрятал лес,
Летит листва, невесть о чем моля.

Лбы у крестьян буры. И долог звон
Колоколов; традиция жива,
И в терниях Спасителья глава,
Хлад комнаты со смертью соглашён.

Как матери бледны. В окно плывет
На гробик синь для облегчения мук;
Над внуком белый старец сник, а внук
Вслепую молоко и звезды пьет.

читать дальше

В ворота трое, мрачные, бок в бок,
С зазубренными косами бредут.
Закатный красный ветер окна пьют;
Вступает черный ангел на порог.

пер. Вл. Летучий

@темы: 20, deutsche-oesterreichisch, expressionism, t, trakl, georg, т

07:53 

Lika_k
Искусствоед
Georg Trakl
Menschliches Elend
Menschliche Trauer 2. Fassung

Die Uhr, die vor der Sonne fünfe schlägt -
Einsame Menschen packt ein dunkles Grausen,
Im Abendgarten kahle Bäume sausen.
Des Toten Antlitz sich am Fenster regt.

читать дальше

Георг Тракль
Стихотворения. 1913
Людская неприкаянность

Часы пробили перед солнцем пять —
И одинокие объяны страхом,
Вечерний сад гуршит безлистым прахом.
Лик мертвеца встает в окне, как тать.

Быть может, этот час обрел покой.
Порхают синие картины вяло
В такт с корабельной качкой у причала,
Где тянутся монашки над водой.

В кустах подружки впали в забытьё
В обнимку, как влюбленные, и глухи.
Быть может, что жужжат над трупом мухи,
Быть может, плачет в матери дитё.

Уронен сине-красных астр букет,
Юнец отводит губы торопливо;
Навстречу веки вскинулись пугливо;
И запах хлеба проникает в бред.

Сдается, ветер страшный крик донес;
Скребясь из стен, скелеты взор морочат.
И злое сердце в комнатах хохочет;
Грезёру путь перебегает пес.

Мертвец-шатун в потемках ищет гроб.
Убийце настежб улицы открыты,
Где ночью бурей фонар разбиты.
Увенчан лавром благородный лоб.

пер. Вл. Летучий

@темы: 20, t, trakl, georg, т, expressionism, deutsche-oesterreichisch

05:58 

Lika_k
Искусствоед
Georg Trakl
Rosenkranzlieder
An die Schwester

Wo du gehst wird Herbst und Abend,
Blaues Wild, das unter Bäumen tönt,
Einsamer Weiher am Abend.

Leise der Flug der Vögel tönt,
Die Schwermut über deinen Augenbogen.
Dein schmales Lächeln tönt.

Gott hat deine Lider verbogen.
Sterne suchen nachts, Karfreitagskind,
Deinen Stirnenbogen.

Георг Тракль
Стихотворения. 1913
Песни четок*
К сестре

Где ты идешь, там осень, вечер,
Синий зверь в саду поет.
Одинокий пруд под вечер.

На лету крыло поет,
Грусть согнула брови сводом,
и твоя улыбка тонкая поет.

Изваял тебе Бог веки сводом.
Страстной пятницы дитя — и звезды
Под твоим челом ночуют, как под сводом.

пер. Вл. Летучий

*В другом значении - "Песни Розария", с отсылкой к "Романсам о Розарии" поэта-романтика К Брентано (1778-1842), где также присутствует тема инцеста.

@темы: 20, deutsche-oesterreichisch, expressionism, t, trakl, georg, т

06:01 

Lika_k
Искусствоед
Georg Trakl
Psalm (2. Fassung)

Karl Kraus zugeeignet
Es ist ein Licht, das der Wind ausgelöscht hat.
Es ist ein Heidekrug, den am Nachmittag ein Betrunkener verläßt.
Es ist ein Weinberg, verbrannt und schwarz mit Löchern voll Spinnen.
Es ist ein Raum, den sie mit Milch getüncht haben.
Der Wahnsinnige ist gestorben. Es ist eine Insel der Südsee,
Den Sonnengott zu empfangen. Man rührt die Trommeln.
Die Männer führen kriegerische Tänze auf.
Die Frauen wiegen die Hüften in Schlinggewächsen und Feuerblumen,
Wenn das Meer singt. O unser verlorenes Paradies.
читать дальше

Георг Тракль
Стихотворения. 1913
Псалом (2-ая редакция)

Посвящается Карлу Краусу
Видишь: светильник, погашенный ветром.
Видишь: захолустный кабак, покинутый пьяницей дотемнА.
Видишь: виноградник, выжженный, черный,
весь в норах, где кишат пауки.
Видишь: пространство, выбеленное паучьим млеком.
Сумасброд умер*. Видишь: островюжного моря,
Встреча бога солнца. Бьют барабаны.
Мужчины исполяют воинственный танец.
Женщины покачивают бедрами в опояске виноградных лоз
и огненных маков,
Когда море поет. О наш потерянный рай.
Нимфы покинули золотые леса.
Погребают чужака. И — начинается
мерцающий дождь.
Сын Пана превращается в землекопа —
И в обеденный час спит на раскаденном асфальте.
Видишь: во дворе маленькие девочки в платьицах нищеты,
раздирающей сердце!
Видишь: комнаты, наполненные аккордами и сонатами.
Видишь: тени обнимабтся перед ослепшим зеркалом.
В окнах больницы греются ходячие больные.
Белый пароход тащит за собой вверх по каналу
кровавые эпидемии.
читать дальше

@темы: 20, deutsche-oesterreichisch, expressionism, t, trakl, georg, т

07:57 

Lika_k
Искусствоед
Georg Trakl
Trübsinn (1. Fassung)

Weltunglück geistert durch den Nachmittag.
Baraken fliehn durch Gärtchen braun und wüst.
Lichtschnuppen gaukeln um verbrannten Mist,
Zwei Schläfer schwanken heimwärts, grau und vag.

Auf der verdorrten Wiese läuft ein Kind
Und spielt mit seinen Augen schwarz und glatt.
Das Gold tropft von den Büschen trüb und matt.
Ein alter Mann dreht traurig sich im Wind.

Am Abend wieder über meinem Haupt
Saturn lenkt stumm ein elendes Geschick.
Ein Baum, ein Hund tritt hinter sich zurück
Und schwarz schwankt Gottes Himmel und entlaubt.

Ein Fischlein gleitet schnell hinab den Bach;
Und leise rührt des toten Freundes Hand
Und glättet liebend Stirne und Gewand.
Ein Licht ruft Schatten in den Zimmern wach.

Георг Тракль
Стихотворения. 1913
Уныние (1-ая редакция)

Несчастье мира застит свет дневной.
Бараки прячутся в пустых садах.
В свечном нагаре старый хлам зачах,
И два сонливца тащатся домой.

Через иссохший луг бежит дитя,
Играя чернотой своих зрачков.
И тихо каплет золото сучков.
Вихрь старикашку закрутил, свистя.

А с вечера мной правит наяву
Сатурн — моей судьбы недобрый знак.
Не видно ни деревьев, ни собак —
Лишь чернь небес, роняющих листву.

И по ручью плывет рыбёшка вспять;
И тихо друга мертвого рука
Касается и лба, и пиджака.
Свет кличет тени в комнатах блуждать.

пер. Вл. Летучий

@темы: 20, deutsche-oesterreichisch, expressionism, t, trakl, georg, т

08:03 

Lika_k
Искусствоед
Georg Trakl
Trompeten

Unter verschnittenen Weiden, wo braune Kinder spielen
Und Blätter treiben, tönen Trompeten. Ein Kirchhofsschauer.
Fahnen von Scharlach stürzen durch des Ahorns Trauer
Reiter entlang an Roggenfeldern, leeren Mühlen.

Oder Hirten singen nachts und Hirsche treten
In den Kreis ihrer Feuer, des Hains uralte Trauer,
Tanzende heben sich von einer schwarzen Mauer;
Fahnen von Scharlach, Lachen, Wahnsinn, Trompeten.

Георг Тракль
Стихотворения. 1913
Трубы

Под чахлыми ивами загорелые дети кричат и резвятся,
Гоняя листву. Трубы гремят, дрожь погоста от звона.
Флаги из багреца несутся сквозь грусть осеннего клена.
Мимо ржаного поля и пустых мельниц всадники мчатся.

Или: ночтью поют пастухи, кутаясь в рваные шубы,
И олени подходят к костру, грусть рощи исконна,
Проступая из черной стены, пляшут тени
почти исступленно;
Флаги из багреца, хохот, безумье, гремящие трубы.

пер. Вл. Летучий

@темы: т, 20, trakl, georg, t, expressionism, deutsche-oesterreichisch

Pure Poetry

главная