Записи с темой: deutsche-oesterreichisch (список заголовков)
08:01 

Lika_k
Искусствоед
Georg Trakl
Der Gewitterabend

O die roten Abendstunden!
Flimmernd schwankt am offenen Fenster
Weinlaub wirr ins Blau gewunden,
Drinnen nisten Angstgespenster.

Staub tanzt im Gestank der Gossen.
Klirrend stößt der Wind in Scheiben.
Einen Zug von wilden Rossen
Blitze grelle Wolken treiben,

Laut zerspringt der Weiherspiegel.
Möven schrein am Fensterrahmen.
Feuerreiter sprengt vom Hügel
Und zerschellt im Tann zu Flammen.

Kranke kreischen im Spitale.
Bläulich schwirrt der Nacht Gefieder.
Glitzernd braust mit einem Male
Regen auf die Dächer nieder.

Георг Тракль
Стихотворения. 1913
Грозовой вечер

Темно-красные закаты!
Окна настежь, в мелком прахе
Лозы синевой объяты.
А внутри гнездятся страхи.

Пыль танцует в водосливах.
В стеклах дребезжащий ропот.
Облака — коней ретивых —
Молния, как плеть, торопит.

Зеркало пруда — в осколки!
Чаек стон в оконной раме.
Огнеликий всадник в елки
Скок! — и обратился в пламя.

А в больнице крик и пени.
Свист пернатой ночи — выше.
И в сверканье и в кипенье.
Ливень рушится на крыши.

пер. Вл. Летучий

@темы: 20, deutsche-oesterreichisch, expressionism, t, trakl, georg, т

08:22 

Lika_k
Искусствоед
Georg Trakl
Melancholie des Abends

Der Wald, der sich verstorben breitet -
Und Schatten sind um ihn, wie Hecken.
Das Wild kommt zitternd aus Verstecken,
Indes ein Bach ganz leise gleitet

Und Farnen folgt und alten Steinen
Und silbern glänzt aus Laubgewinden.
Man hört ihn bald in schwarzen Schlünden -
Vielleicht, daß auch schon Sterne scheinen.

Der dunkle Plan scheint ohne Maßen,
Verstreute Dörfer, Sumpf und Weiher,
Und etwas täuscht dir vor ein Feuer.
Ein kalter Glanz huscht über Straßen.

Am Himmel ahnet man Bewegung,
Ein Heer von wilden Vögeln wandern
Nach jenen Ländern, schönen, andern.
Es steigt und sinkt des Rohres Regung.

Георг Тракль
Стихотворения. 1913
Меланхолия вечера

Увядший лес стократ просторней —
Тень из штакетника ограды.
Дрожа, лишилась дичь засады,
ручей чуть слышно моет корни,

среди седых камней петляет,
Мерцает в лиственном отсеве.
Потом он слышен в черном зеве,
Где звезды, может быть, сияют.

Равнина тёмная без края -
пруды, деревни и болота;
и врут огни, что есть здесь кто-то.
Холодным блеском завлекая.

По небу, кажется, несётся
Тьма диких птиц, кому желанны
Прекрасные чужие страны.
Камыш в отчаянье мятётся.

пер. Вл. Летучий

@темы: trakl, georg, t, expressionism, deutsche-oesterreichisch, 20, т

06:51 

Lika_k
Искусствоед
Georg Trakl
Musik im Mirabell

Ein Brunnen singt. Die Wolken stehn
Im klaren Blau, die weißen, zarten.
Bedächtig stille Menschen gehn
Am Abend durch den alten Garten.

Der Ahnen Marmor ist ergraut.
Ein Vogelzug streift in die Weiten.
Ein Faun mit toten Augen schaut
Nach Schatten, die ins Dunkel gleiten.

Das Laub fällt rot vom alten Baum
Und kreist herein durchs offne Fenster.
Ein Feuerschein glüht auf im Raum
Und malet trübe Angstgespenster.

Ein weißer Fremdling tritt ins Haus.
Ein Hund stürzt durch verfallene Gänge.
Die Magd löscht eine Lampe aus,
Das Ohr hört nachts Sonatenklänge.

Георг Тракль
Стихотворения. 1913
Музыка в Мирабелле (2-я редакция)

Поёт фонтан. И облака
На синеве белы, как пена.
И тихий люд, светло пока,
По парку тянется степенно.

У статуй обветшалый вид.
Порхают птицы в запустеньи.
И мертвоглазый фавн глядит,
как в сумрак ускользают тени.

Пришелец белый входит в дом.
В прихожей лает пес лохматый.
Служанка гасит свет потом.
И слышит плач ночной сонаты.

пер. Вл. Летучий

@темы: trakl, georg, t, expressionism, deutsche-oesterreichisch, 20, т

09:32 

Lika_k
Искусствоед
Rainer Maria Rilke
Einsamkeit

Die Einsamkeit ist wie ein Regen.
Sie steigt vom Meer den Abenden entgegen;
von Ebenen, die fern sind und entlegen,
geht sie zum Himmel, der sie immer hat.
Und erst vom Himmel fällt sie auf die Stadt.

Regnet hernieder in den Zwitterstunden,
wenn sich nach Morgen wenden alle Gassen
und wenn die Leiber, welche nichts gefunden,
enttäuscht und traurig von einander lassen;
und wenn die Menschen, die einander hassen,
in einem Bett zusammen schlafen müssen:

dann geht die Einsamkeit mit den Flüssen...

Райнер Мария Рильке
Одиночество

Нет одиночеству предела…
Оно как дождь: на небе нет пробела,
в нем даль морей вечерних онемела,
безбрежно обступая города, -
и хлынет вниз усталая вода.

И дождь всю ночь. В рассветном запустенье,
когда продрогшим мостовым тоскливо,
неутоленных тел переплетенье
расторгнется тревожно и брезгливо,
и двое делят скорбно, сиротливо
одну постель и ненависть навеки, -

тогда оно уже не дождь, - разливы… реки…

пер. М. Рудницкий

@темы: р (rus), rilke, r, deutsche-oesterreichisch, 20

00:01 

Lika_k
Искусствоед
Теодор Крамер
Снаружи

Там, снаружи, — тьма, тревога.
Голоса жужжат снаружи.
Сторож, глотки им заткни,
прогони их, прогони.
Там, снаружи, — тьма, тревога.
Под стеной бежит дорога.
Сторож, колотушку брось:
тени разбегутся врозь.
Там, снаружи, — серп шафранный
над дорогой, над поляной
льет лучи, как брызги льда.
Не пускай его сюда.

Пер. Евг. Витковский

@темы: к (rus), kramer, theodor, deutsche-oesterreichisch, 20

00:55 

Lika_k
Искусствоед
Теодор Крамер
Дом бродяги

Я на пустой крестьянский двор
забрел под сенокос, —
светился дырами забор,
благоухал навоз,
еще — сарай темнел в углу
открытый, и текла
у абрикоса по стволу
прозрачная смола.
Лениво отгоняя мух,
меня облаял пес,
и жимолости сладкий дух
мог довести до слез, —
и я, собрав остатки сил,
как бы платя за кров,
к колодцу за водой сходил
и напоил коров.
Из крынки сделал я глоток,
прилег в тени потом,
и пес дворовый тоже лег
и завилял хвостом, —
так охраняли мы вдвоем
тот мир, что был в дому —
и до сих пор в пути моем
я вновь иду к нему.

Пер. Евг. Витковский

@темы: deutsche-oesterreichisch, 20, к (rus), kramer, theodor

06:16 

Lika_k
Искусствоед
Теодор Крамер
Мы, разделившие с пылью летящей судьбу,
мы, у которых начертана гибель на лбу,
мы у которых и общего — разве что цель,
все-таки многого алчем и жаждем досель:
хлеба от хлеба, который без нас испекли,
плоти от плоти (как мы стосковались вдали!),
силы от силы, что стала добычею тьмы,
места от места, с которого изгнаны мы.
Мы, что все время сбивались с прямого пути,
свято желая хоть что-то святое найти —
окаменели сердцами, никто не припас
времени на доброту и на мудрость для нас.
Сделай же так, чтобы сгинула наша беда,
минула горечь… Мы скоро уйдем в никуда:
хлеба нам дай и вина, на тропу отведи,
и, наконец, беспощадным судом не суди.

Пер. Евг. Витковский

@темы: 20, deutsche-oesterreichisch, kramer, theodor, к (rus)

06:18 

Lika_k
Искусствоед
Теодор Крамер
Конец лета

По стеклам ливень барабанит,
последний флокс отцвел в саду.
Я все еще бываю занят —
пишу, работаю и жду.
Пусть кровь порядком поостыла,
пусть немощей не перечесть —
благодарю за все, что было,
благодарю за все, что есть.
До щепки вымокла округа;
пусты скамейки; вдалеке
под рваным тентом спит пьянчуга,
девчушка возится в песке.
Переживаю виновато —
а в чем виновен я — Бог весть —
и тот потоп, что был когда-то,
и тот потоп, что ныне есть.
По стеклам ливень барабанит,
внахлест, настырный и тугой;
но прежде, чем меня не станет,
я сочиню стишок-другой.
Хоть жизнь меня не обделила,
но не успела надоесть:
благодарю за все, что было,
благодарю за все, что есть.

Пер. Евг. Витковский

@темы: 20, deutsche-oesterreichisch, kramer, theodor, к (rus)

06:33 

Lika_k
Искусствоед
Теодор Крамер
Поздняя песнь

Тропки осенние в росах,
клонится год к забытью,
глажу иззубренный посох,
позднюю песню пою;
знаю, что всеми покинут,
так что в собратья беру
угли, которые стынут,
и дерева на ветру.
Сорваны все оболочки,
горьких утрат не сочту;
там, где кончаются строчки,
вижу одну пустоту.
Ибо истают и сгинут —
лишь доиграю игру —
угли, которые стынут,
и дерева на ветру.
Родиной сброшен со счета,
в чуждом забытый краю,
всё же пою для чего-то,
всё же кому-то пою:
знаю, меня не отринут,
знаю, послужат добру
угли, которые стынут,
и дерева на ветру.

Пер. Евг. Витковский

@темы: 20, deutsche-oesterreichisch, kramer, theodor, к (rus)

08:47 

Lika_k
Искусствоед
Теодор Крамер
Затянувшийся развод

Я все еще вижу твою доброту,
как что напишу, так тебе и прочту —
но ты промолчишь, вот какая беда:
любовь хоть была, да сплыла, — а куда?
Почти неизменным осталось житье, —
ты штопаешь мне вечерами белье,
чтоб мне в бардаке не сгорать со стыда:
любовь хоть была, да сплыла, — а куда?
Хоть нет ничего между нами сейчас,
опять-таки ты залетела на раз;
но ты не волнуйся, аборт — ерунда;
любовь хоть была, да сплыла, — а куда?
И даже бывает, всему вопреки:
со мной засмеешься, коснешься руки —
однако и это пройдет без следа;
любовь хоть была, да сплыла, — а куда?

Пер. Евг. Витковский

@темы: 20, deutsche-oesterreichisch, kramer, theodor, к (rus)

08:22 

Lika_k
Искусствоед
Теодор Крамер
Заезжий двор, клетушки,
заглохший палисад;
чуть утро — запах стружки
всплывает невпопад.
Стучат тарелки где-то.
До жалости мала,
скользит заплатка света
вдоль шаткого стола.
Уже слегка привянув
и подвернув края,
висят листы каштанов;
замшавела скамья;
под буком темнокорым,
прозрачна и светла,
смесь пыли с мелким сором
слетает со стола.
Объемлясь дремой тяжкой,
скучает палисад,
спят и сверчок, и чашка,
и дикий виноград;
затишье, полдень, лето,
от зноя тяжела,
скользит заплатка света
вдоль шаткого стола.

Пер. Евг. Витковский

@темы: к (rus), kramer, theodor, deutsche-oesterreichisch, 20

01:08 

Lika_k
Искусствоед
Теодор Крамер
Тост над вином этого года

Орех и персик — дерева;
скамей привычный ряд;
я чую лишь едва-едва,
что мне за пятьдесят.
Вот рюмку луч пронзил мою,
метнулся и погас, —
я пью, хотя, быть может, пью
уже в последний раз.
Пушок, летящий вдоль стерни,
листок, упавший в пруд,
зерно и колос — все они
по-своему поют.
Жучок, ползущий по стеблю,
полей седой окрас;
люблю — и, может быть, люблю
уже в последний раз.
Свет фонарей и плеск волны,
я знаю — ночь пришла,
стоит кольцо вокруг луны,
и звездам нет числа;
но, силу сохранив свою,
как прежде, в этот час
пою — и, может быть, пою
уже в последний раз.

Пер. Евг. Витковский

@темы: к (rus), kramer, theodor, deutsche-oesterreichisch, 20

08:17 

Lika_k
Искусствоед
Теодор Крамер
Я дома целый день, но я уже не здесь;
что написал — при мне, таков багаж мой весь;
на книжных полках пыль — не дом, а конура;
постель, в которой сплю, освободить пора.
Мне надо бы уйти — не знаю, есть ли толк,
однако свой уход осознаю как долг;
я сочиняю роль, я сам себе суфлер,
однако глух мой слух и равнодушен взор.
Давно я ни друзей, ни близких не встречал,
во всем — одни концы и никаких начал;
я нужных слов ищу — да только все не те,
мне кажется, что я подвешен в пустоте.
Ни в будущее нет, ни в прошлое путей,
есть вести лишь о том, что никаких вестей.
Ночует мышь в норе, скворец живет в гнезде…
И только человек способен жить нигде.

Пер. Евг. Витковский

@темы: 20, deutsche-oesterreichisch, kramer, theodor, к (rus)

06:21 

Lika_k
Искусствоед
Теодор Крамер
На станции подземки

Как же спят устало,
как же спят устало,
кажется, при всех своих вещах,
сотни исхудалых,
в старых одеялах,
в пыльниках и трепаных плащах.
Шорох монотонный
вентиляционный,
лампочки, тусклее, чем всегда,
светят еле-еле;
и, спеша в туннели,
не тревожат спящих поезда.
Как же стал им дорог
свет родных каморок,
прежние, безоблачные дни;
вижу их, на матах
тяжким сном объятых:
как печальны, как бедны они!
Как же спят устало,
как же спят устало
люди здесь в военную грозу, —
бомбами распорот
их злосчастный город,
и спокойно только здесь, внизу.
Но уйти рискую
в темень городскую, —
пусть сирены вой еще не стих:
там, борясь со страхом,
я умоюсь прахом,
будь что будет — я один из них.

Пер. Евг. Витковский

@темы: 20, deutsche-oesterreichisch, kramer, theodor, к (rus)

06:15 

Lika_k
Искусствоед
Теодор Крамер
Возле Ганновера
(Лейферде)

Повыдохлось пламя, иссякло тепло,
нас город не любит, нас гонит село,
шагаем, шагаем — вот так-то.
Мы всё позабыли в дожде и в росе,
мы дальше от жизни, чем думают все,
кто может нас видеть у тракта.
Желтеет пустырник и ежится дрок,
мы ночью сидим у железных дорог
и пальцы грызем, чтоб согреться,
и только блестит, как в слезах, колея —
провал разделяет владельцев жилья
и тех, кому некуда деться.
Шлагбаум звенит, значит, близок экспресс.
Видать, в пассажирах горит интерес
к бродягам, столпившимся кучкой!
Нам машет из поезда множество рук, —
ну, что же, пойдем на взаимность услуг:
мы тоже вам сделаем ручкой!

Пер. Евг. Витковский

@темы: к (rus), kramer, theodor, deutsche-oesterreichisch, 20

08:10 

Lika_k
Искусствоед
Теодор Крамер
Старик у реки

Где город кончается и переходит в поля,
где илом и гнилью прибрежной пропахла земля,
замшелый рыбак доживает свой век, и вода
течет с незапамятных лет сквозь его невода.
В привычку — стряпня и починка сетей старику,
из города носит и нитки, и шпиг, и муку;
он дружбы не водит ни с кем, но со всеми вокруг
знаком, и выходит к порогу на первый же стук.
Бывает, зайдет поселенка, укупит леща,
к нему плотогоны погреться бредут сообща,
садятся к столу, коль погода снаружи дурит,
и все умолкают, когда старикан говорит
о мерном теченьи реки, о сетях на ветру,
об илистых поймах, о рыбе, что мечет икру,
и губы похожи его на сочащийся сот,
на гриб-дождевик, от которого споры несет.
Даются слова всё трудней и трудней старику,
не так уж и много рыбак повидал на веку,
и за день устал, и давно задремать бы ему,
и сплавщики тихо его покидают в дому.

Пер. Евг. Витковский

@темы: deutsche-oesterreichisch, 20, kramer, theodor, к (rus)

06:20 

Lika_k
Искусствоед
Теодор Крамер
Зимний садовник

Помидоры последние сняты с кустов,
догорели ботва и листва.
Сад ухожен, и пуст, и к морозу готов,
и шуршит под граблями дресва.
Розы вкопаны в грунт, как обычно зимой,
всё закончено, и потому
я сезонных рабочих отправил домой,
чтобы с садом побыть одному.
Только вяло глядит из песка сельдерей,
да по трубам шумят ручейки,
и на грядках, за стеклами оранжерей,
из земли прозябают ростки.
Соки съежены в стеблях, кончается год,
солнце медлит всходить поутру,
и дрожащий на уксусном дереве плод
морщит старческую кожуру.
С каждым днем всё жесточе, всё злей холода,
и порою рукам тяжело
спозаранок садовничать, — лишь иногда
дышит в стекла скупое тепло.
Одинок я, набрякшие руки грубы,
но стою, примирен до конца
с жизнью, ибо она не презрела судьбы
клубня малого и деревца.
читать дальше

@темы: 20, deutsche-oesterreichisch, kramer, theodor, к (rus)

06:15 

Lika_k
Искусствоед
Теодор Крамер
Щедрое лето

Возле джутовой фабрики, в полдень, вдвоем
прилегли на горячий песок.
В зное летнего дня утопал окоем
и поблескивал женский висок.
Пыль мешков и пеньковых волокон насквозь
пропитала и горло, и грудь,
и с растресканных губ им не раз довелось
каплю собственной крови слизнуть.
Так лежали, макая свой хлеб в молоко,
колотье унимая в груди.
Шелестящая осень была далеко,
и одна лишь теплынь впереди.
Шелушился загар, и густым, словно сок,
воздух был в эти летние дни,
и о доме, что стал бесконечно далек,
говорили впервые они.
И в полуденный зной были чувства чисты,
становились всё мягче слова.
На бегониях красных не сохли цветы
и еще зеленела трава.
Беспредельная щедрость являлась во всем,
и жарой исходил небосклон, —
так лежали у фабрики в полдень, вдвоем,
слыша долгую песнь веретен.

Пер. Евг. Витковский

@темы: deutsche-oesterreichisch, 20, к (rus), kramer, theodor

00:01 

Lika_k
Искусствоед
Теодор Крамер
Шарманка из пыли

От света и зноя земля горяча,
трещат, рассыхаясь, скамьи,
и ветер, желтеющий дерн щекоча,
проходит сквозь пальцы мои.
Итак, это, стало быть, день выходной
для тех, кто ничтожен и нищ.
Стучатся в ограду волна за волной
шум улиц и гомон жилищ.
Размеренно кружатся тучки вдали,
листва выгорает дотла.
С акаций летят лепестки и в пыли
блестят, словно капли стекла.
И кажется — голос шарманки возник
в неспешном кружении дня,
вином и коврижкой лаская язык,
кружа и листву, и меня.
Шарманка незримая, ты наяву
из пыли поешь мне, и впредь
позволь позабыть, что на свете живу,
и ручку твою завертеть.
С зубцами незримого вала сцепясь,
комод и корзина с бельем
поют, образуя высокую связь
с набивкой в матрасе моем.
Так будем щедры… Пусть всю жизнь напролет
зазубренный крутится вал!
И вот паровозный свисток запоет,
трава зашумит возле шпал,
уронит замазку рассохшийся паз,
и вся эта пыль вразнобой
посыплется в песню, и слезы из глаз
покатятся сами собой.

Пер. Евг. Витковский

@темы: 20, deutsche-oesterreichisch, kramer, theodor, к (rus)

10:46 

Lika_k
Искусствоед
Теодор Крамер
Летние тучи

В самый жар, в тишине разомлевшего дня,
на мгновение солнце закатится в тучи,
и мрачнеют луга, и, во мгле возлежа,
долговязой крапивой трепещет межа,
и ознобом исходят окрестные кручи.
Обрывается в роще долбежка желны,
колокольцы отары молчат виновато;
лишь ракитовый куст зашумит невзначай
да протянется к небу сухой молочай,
увязающий комлем в земле кисловатой.
Выступает тягучими каплями сок
на репейниках в каждой забытой ложбине;
всё дряблее межа, бузина всё мертвей,
как чешуйки, жучки опадают с ветвей
и, запутавшись, мухи жужжат в паутине.
Даже осенью почва куда как жива
по сравнению с этой минутой в июле;
прогибаются тучи, и видно тогда,
как в забытом пруду загнивает вода,
где на ряске стрекозы от зноя уснули.

Пер. Евг. Витковский

@темы: 20, deutsche-oesterreichisch, kramer, theodor, к (rus)

Pure Poetry

главная