Записи с темой: к (rus) (список заголовков)
05:56 

Lika_k
Искусствоед
Дори Манор
Мать

Нурит Пелед-Эльханан, памяти Смадар
Есть для Смадар особенное время.
Встать без молитвы в шесть часов утра -
Часы те нелегки, как будто бремя,
Оцепеневшей тишины пора.
Пойти на кухню: стол, кофейник, нож,
Яичница да огоньки плиты.
Знать, что неисцелима боль, и все ж
Взглянуть, как расцвели в саду цветы.
Ведь невозможно вытерпеть беду,
Боль о вчера увядшей хризантеме -
Сев без веселья и без слез страду.
Есть для Смадар особенное время.

Стихотворение посвящено памяти Смадар Эльханан, убитой в теракте на пешеходной улице Иерусалима в 1997 г., в возрасте 14 лет.

пер. Шломо Крол (sentjao)

@темы: 20, hebrew, krol, shlomo (sentjao), к (rus), м

07:07 

Lika_k
Искусствоед
ר' אברהם אבן עזרא
למי אנוס

читать дальше

Авраам ибн Эзра
К кому бежать и где искать подмогу?
О мухах возопил я, о напасти!
Что не дают душе моей покоя,
Как супостаты, рвут меня на части,
В глаза мне лезут, бегают по векам,
Мне в ухо напевают песни страсти.
Один помыслю съесть краюху хлеба -
Они как волки разевают пасти,
И, словно бы друзья мои иль братья,
Со мною пьют вино, вкушают сласти.
Своей же не довольствуются долей -
Вином и мясом ну-ка их уласти.
Но только пить вино, что предо мною,
И только скудный хлеб мой алчут ясти.
Коль созову друзей я на пирушку -
Они уж тут как тут пред нами - здрасьте!
Одна в душе надежда - что настанет
Зима, и снег, и ливни, и ненастье.
А то бы мне конец - а так восславлю
Того, Кто на престоле вышней власти.

пер. Шломо Крол (sentjao)

@темы: krol, shlomo (sentjao), hebrew, 12, э, к (rus), и/й

06:38 

Lika_k
Искусствоед
Чино да Пистойя
Прекрасный облик, сладостность во взоре
Глаз, что красой невиданной лучатся,
Утратил я, и вот, в тяжелом горе,
В стенаньях горьких дни мои влачатся;
Хоть радостью изящной отличаться
К лицу Амору, ныне,
Родившейся в кончине,
Я полон думы страстной,
Из-за разлуки я в тоске ужасной.

Увы, Амор, почто, прийдя впервые,
Ты не сразил меня до разрушенья?
Не распрощался отчего, увы, я
С душою, угнетенной в сокрушенье?
Амор, мне нет в печали утешенья,
Но, чем взираю боле,
Тем больше пламень боли:
В изгнанье я отправлен
От ясных глаз, в которых ты мне явлен.

Амор, тебя узрел я в ясном взгляде -
Меня воспоминанье убивает,
Из-за него, мой ум - в скорбей осаде,
Душа моя в печали завывает,
Затем, что смерть моя не прерывает
Уз страсти к ней, подобно
Тому, как прерван злобно
Восторг и смех задорный
Великой распрей партий, Белой с Черной.

читать дальше

@темы: к (rus), rinascimento, krol, shlomo (sentjao), italian, 14, 13

05:56 

Lika_k
Искусствоед
Чино да Пистойя
Что всем приятно, то мне неприятно,
Все в мире мне - досада и препона.
Чему ж я рад? Когда друг друго в лона
Враги ножи вонзают многократно,

Люблю мечей удары, дело ратно;
Хотел бы видеть нового Нерона,
И, чтоб прекрасная любая донна
И безобразна стала, и развратна.

Мне мерзка радость и всегда угрюм я,
Лишь только грусть приятной почитаю.
Хочу идти всегда путем безумья,

О царстве плача я одном мечтаю,
И тех убить, кого я в злом раздумье
Убил, в котором гибель обретаю.

пер. Шломо Крол (sentjao)

Мне мерзко все, что людям слаще меда,
И ненавижу я весь Божий свет.
"Но что ж ты любишь?" Вот вам мой ответ:
Люблю раздоры, длящиеся годы,

Люблю смотреть, как челн глотают воды,
Как в мягкость щек вонзается стилет.
О почему Неронов больше нет
И почему все девы не уроды?

Я не люблю веселья и утех,
Мне только горькое унынье мило,
И мне ласкает слух безумца смех.

Хочу, чтоб вкруг меня все мрачно было,
Руками задушить хочу я тех,
Кого душу в мечте, – как смерть, унылой.

пер. Осип Румер

@темы: п, к (rus), krol, shlomo (sentjao), italian, 14, 13

05:36 

Lika_k
Искусствоед
Guittone d'Arezzo
Sebbene lontano, ha visibilmente presente l’aspetto dell’amata, senza di che, morrebbe di dolore.

Con più m’allungo, più m’è prossimana
la fazzon dolce de la donna mia,
che m’aucide sovente e mi risana
4e m’ave miso in tal forsenaria,
che ’n parte ch’eo dimor’in terra strana,
me par visibil ch’eo con ella sia,
e [un]’ or credo tal speranza vana
8ed altra mi ritorno en la follia.
Cosí como guidò i Magi la stella,
guida[me] sua fazzon gendome avante,
11che visibel mi par e incarnat’ella.
Però vivo gioioso e benistante,
che certo senza ciò crudele e fella
14morte m’auciderea immantenante

Гвиттоне д'Ареццо
Чем дальше от своей я госпожи,
Тем ближе мне прекрасный образ: то я
Почти убит, у гибельной межи,
То радостен безумною мечтою,

Что в дальних землях сих, что мне чужи,
Ее я вижу, вновь я с донной тою;
Порой в плену я этой сладкой лжи,
Порою же надежду мню тщетою.

Как шли волхвы по своему пути,
Звездой ведомы, так ведом я ликом,
Который вижу, словно во плоти.

И оттого в весельи я великом.
Иначе, мне б от смерти не уйти,
В разлуке и в страдании толиком.

пер. Шломо Крол (sentjao)

@темы: к (rus), а (rus), middle centuries, krol, shlomo (sentjao), italian, a, 13

07:23 

Lika_k
Искусствоед
Georg Trakl
Veröffentlichungen im Brenner
Die Nacht

читать дальше

Георг Тракль
Публикация в журнале "Бреннер" (1914-1915)
Ночь

Вас пою, дикие ущелистые кряжи,
В ночной буре
Вздыбленные горы;
Вас, о серые замки,
Обиталища адских гримас;
Огненных зверей,
Шершавых папоротников, пихт,
Хрустальных цветов.
Бесконечная мука -
Зачем ты гнался за Богом,
Кроткий дух,
Задыхающийся в водопаде,
В пригибаемых долу соснах.

Пылают вокруг
Золотые огни людей.
По чернеющим утесам
Срывается опьяненная смертью,
Пылкая невеста ветра*,
Синяя лавина
Ледника,

И всевластно в долине гудят
Колокола:
Пламя, проклятья
И темные
Игры сладострастья
Штурмует небо, грезя о несбыточном,
Окаменевшее чело.

пер. Вл. Летучий

* Невеста ветра (нем. Windsbraut) - так Тракль предложил своему другу художнику О. Кокошке назвать одну из его картин (1914) :
читать дальше

На картине Кокошка изобразил себя и свою любовницу Альму Малер.

@темы: т, к (rus), trakl, georg, t, pittura, k, expressionism, deutsche-oesterreichisch, art, 20

07:23 

Lika_k
Искусствоед
Хулио Кортасар
Двойной вымисел

Когда небесной розы лепестки
Нам отсчитают время возвращенья
И неподвижною безмолвной тенью
Застынут слов холодные ростки, -

Пусть нас любовь проводит до реки,
Где отойдет челнок - спустя мгновенье,
Пусть имя легкое твое в смятеньи
Проснется в линиях моей руки.

Я выдумал тебя - я существую;
Орлица, с берега, из тьмы слежу я,
Как гордо ты паришь, мое созданье,

И тень твоя — сверкание огня,
Из-под небес я слышу заклинанье,
Которым ты воссоздаешь меня.

Пер. В. Андреев

@темы: к (rus), latinoamericano, 20

00:01 

Lika_k
Искусствоед
Теодор Крамер
Снаружи

Там, снаружи, — тьма, тревога.
Голоса жужжат снаружи.
Сторож, глотки им заткни,
прогони их, прогони.
Там, снаружи, — тьма, тревога.
Под стеной бежит дорога.
Сторож, колотушку брось:
тени разбегутся врозь.
Там, снаружи, — серп шафранный
над дорогой, над поляной
льет лучи, как брызги льда.
Не пускай его сюда.

Пер. Евг. Витковский

@темы: к (rus), kramer, theodor, deutsche-oesterreichisch, 20

00:55 

Lika_k
Искусствоед
Теодор Крамер
Дом бродяги

Я на пустой крестьянский двор
забрел под сенокос, —
светился дырами забор,
благоухал навоз,
еще — сарай темнел в углу
открытый, и текла
у абрикоса по стволу
прозрачная смола.
Лениво отгоняя мух,
меня облаял пес,
и жимолости сладкий дух
мог довести до слез, —
и я, собрав остатки сил,
как бы платя за кров,
к колодцу за водой сходил
и напоил коров.
Из крынки сделал я глоток,
прилег в тени потом,
и пес дворовый тоже лег
и завилял хвостом, —
так охраняли мы вдвоем
тот мир, что был в дому —
и до сих пор в пути моем
я вновь иду к нему.

Пер. Евг. Витковский

@темы: deutsche-oesterreichisch, 20, к (rus), kramer, theodor

06:16 

Lika_k
Искусствоед
Теодор Крамер
Мы, разделившие с пылью летящей судьбу,
мы, у которых начертана гибель на лбу,
мы у которых и общего — разве что цель,
все-таки многого алчем и жаждем досель:
хлеба от хлеба, который без нас испекли,
плоти от плоти (как мы стосковались вдали!),
силы от силы, что стала добычею тьмы,
места от места, с которого изгнаны мы.
Мы, что все время сбивались с прямого пути,
свято желая хоть что-то святое найти —
окаменели сердцами, никто не припас
времени на доброту и на мудрость для нас.
Сделай же так, чтобы сгинула наша беда,
минула горечь… Мы скоро уйдем в никуда:
хлеба нам дай и вина, на тропу отведи,
и, наконец, беспощадным судом не суди.

Пер. Евг. Витковский

@темы: 20, deutsche-oesterreichisch, kramer, theodor, к (rus)

06:18 

Lika_k
Искусствоед
Теодор Крамер
Конец лета

По стеклам ливень барабанит,
последний флокс отцвел в саду.
Я все еще бываю занят —
пишу, работаю и жду.
Пусть кровь порядком поостыла,
пусть немощей не перечесть —
благодарю за все, что было,
благодарю за все, что есть.
До щепки вымокла округа;
пусты скамейки; вдалеке
под рваным тентом спит пьянчуга,
девчушка возится в песке.
Переживаю виновато —
а в чем виновен я — Бог весть —
и тот потоп, что был когда-то,
и тот потоп, что ныне есть.
По стеклам ливень барабанит,
внахлест, настырный и тугой;
но прежде, чем меня не станет,
я сочиню стишок-другой.
Хоть жизнь меня не обделила,
но не успела надоесть:
благодарю за все, что было,
благодарю за все, что есть.

Пер. Евг. Витковский

@темы: 20, deutsche-oesterreichisch, kramer, theodor, к (rus)

06:33 

Lika_k
Искусствоед
Теодор Крамер
Поздняя песнь

Тропки осенние в росах,
клонится год к забытью,
глажу иззубренный посох,
позднюю песню пою;
знаю, что всеми покинут,
так что в собратья беру
угли, которые стынут,
и дерева на ветру.
Сорваны все оболочки,
горьких утрат не сочту;
там, где кончаются строчки,
вижу одну пустоту.
Ибо истают и сгинут —
лишь доиграю игру —
угли, которые стынут,
и дерева на ветру.
Родиной сброшен со счета,
в чуждом забытый краю,
всё же пою для чего-то,
всё же кому-то пою:
знаю, меня не отринут,
знаю, послужат добру
угли, которые стынут,
и дерева на ветру.

Пер. Евг. Витковский

@темы: 20, deutsche-oesterreichisch, kramer, theodor, к (rus)

08:47 

Lika_k
Искусствоед
Теодор Крамер
Затянувшийся развод

Я все еще вижу твою доброту,
как что напишу, так тебе и прочту —
но ты промолчишь, вот какая беда:
любовь хоть была, да сплыла, — а куда?
Почти неизменным осталось житье, —
ты штопаешь мне вечерами белье,
чтоб мне в бардаке не сгорать со стыда:
любовь хоть была, да сплыла, — а куда?
Хоть нет ничего между нами сейчас,
опять-таки ты залетела на раз;
но ты не волнуйся, аборт — ерунда;
любовь хоть была, да сплыла, — а куда?
И даже бывает, всему вопреки:
со мной засмеешься, коснешься руки —
однако и это пройдет без следа;
любовь хоть была, да сплыла, — а куда?

Пер. Евг. Витковский

@темы: 20, deutsche-oesterreichisch, kramer, theodor, к (rus)

08:22 

Lika_k
Искусствоед
Теодор Крамер
Заезжий двор, клетушки,
заглохший палисад;
чуть утро — запах стружки
всплывает невпопад.
Стучат тарелки где-то.
До жалости мала,
скользит заплатка света
вдоль шаткого стола.
Уже слегка привянув
и подвернув края,
висят листы каштанов;
замшавела скамья;
под буком темнокорым,
прозрачна и светла,
смесь пыли с мелким сором
слетает со стола.
Объемлясь дремой тяжкой,
скучает палисад,
спят и сверчок, и чашка,
и дикий виноград;
затишье, полдень, лето,
от зноя тяжела,
скользит заплатка света
вдоль шаткого стола.

Пер. Евг. Витковский

@темы: к (rus), kramer, theodor, deutsche-oesterreichisch, 20

01:08 

Lika_k
Искусствоед
Теодор Крамер
Тост над вином этого года

Орех и персик — дерева;
скамей привычный ряд;
я чую лишь едва-едва,
что мне за пятьдесят.
Вот рюмку луч пронзил мою,
метнулся и погас, —
я пью, хотя, быть может, пью
уже в последний раз.
Пушок, летящий вдоль стерни,
листок, упавший в пруд,
зерно и колос — все они
по-своему поют.
Жучок, ползущий по стеблю,
полей седой окрас;
люблю — и, может быть, люблю
уже в последний раз.
Свет фонарей и плеск волны,
я знаю — ночь пришла,
стоит кольцо вокруг луны,
и звездам нет числа;
но, силу сохранив свою,
как прежде, в этот час
пою — и, может быть, пою
уже в последний раз.

Пер. Евг. Витковский

@темы: к (rus), kramer, theodor, deutsche-oesterreichisch, 20

08:17 

Lika_k
Искусствоед
Теодор Крамер
Я дома целый день, но я уже не здесь;
что написал — при мне, таков багаж мой весь;
на книжных полках пыль — не дом, а конура;
постель, в которой сплю, освободить пора.
Мне надо бы уйти — не знаю, есть ли толк,
однако свой уход осознаю как долг;
я сочиняю роль, я сам себе суфлер,
однако глух мой слух и равнодушен взор.
Давно я ни друзей, ни близких не встречал,
во всем — одни концы и никаких начал;
я нужных слов ищу — да только все не те,
мне кажется, что я подвешен в пустоте.
Ни в будущее нет, ни в прошлое путей,
есть вести лишь о том, что никаких вестей.
Ночует мышь в норе, скворец живет в гнезде…
И только человек способен жить нигде.

Пер. Евг. Витковский

@темы: 20, deutsche-oesterreichisch, kramer, theodor, к (rus)

06:21 

Lika_k
Искусствоед
Теодор Крамер
На станции подземки

Как же спят устало,
как же спят устало,
кажется, при всех своих вещах,
сотни исхудалых,
в старых одеялах,
в пыльниках и трепаных плащах.
Шорох монотонный
вентиляционный,
лампочки, тусклее, чем всегда,
светят еле-еле;
и, спеша в туннели,
не тревожат спящих поезда.
Как же стал им дорог
свет родных каморок,
прежние, безоблачные дни;
вижу их, на матах
тяжким сном объятых:
как печальны, как бедны они!
Как же спят устало,
как же спят устало
люди здесь в военную грозу, —
бомбами распорот
их злосчастный город,
и спокойно только здесь, внизу.
Но уйти рискую
в темень городскую, —
пусть сирены вой еще не стих:
там, борясь со страхом,
я умоюсь прахом,
будь что будет — я один из них.

Пер. Евг. Витковский

@темы: 20, deutsche-oesterreichisch, kramer, theodor, к (rus)

06:15 

Lika_k
Искусствоед
Теодор Крамер
Возле Ганновера
(Лейферде)

Повыдохлось пламя, иссякло тепло,
нас город не любит, нас гонит село,
шагаем, шагаем — вот так-то.
Мы всё позабыли в дожде и в росе,
мы дальше от жизни, чем думают все,
кто может нас видеть у тракта.
Желтеет пустырник и ежится дрок,
мы ночью сидим у железных дорог
и пальцы грызем, чтоб согреться,
и только блестит, как в слезах, колея —
провал разделяет владельцев жилья
и тех, кому некуда деться.
Шлагбаум звенит, значит, близок экспресс.
Видать, в пассажирах горит интерес
к бродягам, столпившимся кучкой!
Нам машет из поезда множество рук, —
ну, что же, пойдем на взаимность услуг:
мы тоже вам сделаем ручкой!

Пер. Евг. Витковский

@темы: к (rus), kramer, theodor, deutsche-oesterreichisch, 20

08:10 

Lika_k
Искусствоед
Теодор Крамер
Старик у реки

Где город кончается и переходит в поля,
где илом и гнилью прибрежной пропахла земля,
замшелый рыбак доживает свой век, и вода
течет с незапамятных лет сквозь его невода.
В привычку — стряпня и починка сетей старику,
из города носит и нитки, и шпиг, и муку;
он дружбы не водит ни с кем, но со всеми вокруг
знаком, и выходит к порогу на первый же стук.
Бывает, зайдет поселенка, укупит леща,
к нему плотогоны погреться бредут сообща,
садятся к столу, коль погода снаружи дурит,
и все умолкают, когда старикан говорит
о мерном теченьи реки, о сетях на ветру,
об илистых поймах, о рыбе, что мечет икру,
и губы похожи его на сочащийся сот,
на гриб-дождевик, от которого споры несет.
Даются слова всё трудней и трудней старику,
не так уж и много рыбак повидал на веку,
и за день устал, и давно задремать бы ему,
и сплавщики тихо его покидают в дому.

Пер. Евг. Витковский

@темы: deutsche-oesterreichisch, 20, kramer, theodor, к (rus)

06:20 

Lika_k
Искусствоед
Теодор Крамер
Зимний садовник

Помидоры последние сняты с кустов,
догорели ботва и листва.
Сад ухожен, и пуст, и к морозу готов,
и шуршит под граблями дресва.
Розы вкопаны в грунт, как обычно зимой,
всё закончено, и потому
я сезонных рабочих отправил домой,
чтобы с садом побыть одному.
Только вяло глядит из песка сельдерей,
да по трубам шумят ручейки,
и на грядках, за стеклами оранжерей,
из земли прозябают ростки.
Соки съежены в стеблях, кончается год,
солнце медлит всходить поутру,
и дрожащий на уксусном дереве плод
морщит старческую кожуру.
С каждым днем всё жесточе, всё злей холода,
и порою рукам тяжело
спозаранок садовничать, — лишь иногда
дышит в стекла скупое тепло.
Одинок я, набрякшие руки грубы,
но стою, примирен до конца
с жизнью, ибо она не презрела судьбы
клубня малого и деревца.
читать дальше

@темы: 20, deutsche-oesterreichisch, kramer, theodor, к (rus)

Pure Poetry

главная