Записи пользователя: Lika_k (список заголовков)
06:08 

Lika_k
Искусствоед
Genevieve Taggard
The Vast Hour

All essences of sweetness from the white
Warm day go up in vapor, when the dark
Comes down. Ascends the tune of meadow-lark,
Ascends the noon-time smell of grass, when night
Takes sunlight from the world, and gives it ease.
Mysterious wings have brushed the air; and light
Float all the ghosts of sense and sound and sight;
The silent hive is echoing the bees.
So stir my thoughts at this slow, solemn time.
Now only is there certainty for me
When all the day's distilled and understood.
Now light meets darkness: now my tendrils climb
In this vast hour, up the living tree,
Where gloom foregathers, and the stern winds brood.

@темы: t, english-american, 20

05:57 

Lika_k
Искусствоед
Georg Trakl
Sebastian im Traum
Am Mönchsberg (2. Fassung)

Wo im Schatten herbstlicher Ulmen der verfallene Pfad hinabsinkt,
Ferne den Hütten von Laub, schlafenden Hirten,
Immer folgt dem Wandrer die dunkle Gestalt der Kühle

Über knöchernen Steg, die hyazinthene Stimme des Knaben,
Leise sagend die vergessene Legende des Walds,
Sanfter ein Krankes nun die wilde Klage des Bruders.

Also rührt ein spärliches Grün das Knie des Fremdlings,
Das versteinerte Haupt;
Näher rauscht der blaue Quell die Klage der Frauen.

Георг Тракль
Себастьян во сне. 1915
На Монашьей горе* (2-ая редакция)

Где в тени осенних вязов спусается руинная тропа,
Далеко от шалашей из листвы, спящих пастухов,
Вечно следует за путником темный лик прохлады

По костяному мостику, а гиацинтовый голос мальчика
Шепчет забытые преданья леса —
Кротче, чем у больного, дикий плач брата.

Стало быть, касаются чахлых трав колени пришельца,
Окаменевшая голова;
Ближе и слышней синий родник женского плача.

пер. Вл. Летучий

* Монашья гора в Зальцбурге, на берегу реки Зальцах

@темы: т, trakl, georg, t, expressionism, deutsche-oesterreichisch, 20

06:15 

Lika_k
Искусствоед
Claude McKay
Poetry

Sometimes I tremble like a storm-swept flower,
And seek to hide my tortured soul from thee,
Bowing my head in deep humility
Before the silent thunder of thy power.
Sometimes I flee before thy blazing light,
As from the specter of pursuing death;
Intimidated lest thy mighty breath,
Windways, will sweep me into utter night.
For oh, I fear they will be swallowed up—
The loves which are to me of vital worth,
My passion and my pleasure in the earth—
And lost forever in thy magic cup!
I fear, I fear my truly human heart
Will perish on the altar-stone of art!

@темы: m, harlem renaissance, english-american, 20

07:41 

Lika_k
Искусствоед
Georg Trakl
Sebastian im Traum
Sebastian im Traum

Für Adolf Loos
Mutter trug das Kindlein im weißen Mond,
Im Schatten des Nußbaums, uralten Hollunders,
Trunken vom Safte des Mohns, der Klage der Drossel;
Und stille
Neigte in Mitleid sich über jene ein bärtiges Antlitz

читать дальше

Георг Тракль
Себастьян во сне. 1915
Себастьян во сне

Адольфу Лоосу
1
Мать вынашивала ребенка при белой луне,
В тени орешника, древней бузины,
Опьяненная маковым соком и плачем дрозда;
И в смиренном сострадании
Тихо склонился над ней бородатый лик

В темноте окна; и старая домашняя утварь
Предков
Валалась в забросе; любовь и осенние грезы.

Так уж вышло: темный день года, печальное детство,
Мальчик тихо спустился к холодным водам,
серебряным рыбам,
Покой и лик;
И когда, твердый духом, он бросился наперерз
взбесившимся вороным лошадям,
Над ним в серой ночи взошла его звезда.

Или когда, держась за озябшую руку матери,
Он вечером шел по осеннему кладбищу святого Петра,
Нежный мертвец тихо лежал в темноте склепа
И поднял на него холодные веки.

Сам он, однако, был маленькой птичкой на голом суку,
Долгим колокольчиком в ноябрьской вечере,
Тишиной отца, когда по сумеречной винтовой
лестнице он спускался во сне.

2
читать дальше

* Kalvarienberg - гора в память Страстей Христовых с церковью или часовней, где представлен мученический путь Христа на Голгофу.
** По преданию, во время одной из проповеде Себастяна рядом с ним появились семь ангелов и некий юноша, который благословил Себастьяна и сказал: "Ты всегда будешь со Мною".

@темы: т, trakl, georg, t, expressionism, deutsche-oesterreichisch, 20

08:07 

Lika_k
Искусствоед
Elinor Wylie
Velvet Shoes

Let us walk in the white snow
In a soundless space;
With footsteps quiet snd slow,
At a tranquil pace,
Under veils of white lace.

I shall go shod in silk,
And you in wool,
White as white cow's milk,
More beautiful
Than the breast of a gull.

We shall walk through the still town
In a windless peace;
We shall step upon white down,
Upon silver fleece,
Upon softer than these.

We shall walk in velvet shoes:
Wherever we go
Silence will fall like dews
On white silence below.
We shall walk in the snow.

@темы: 20, english-american, w, wylie, elinor

06:57 

Lika_k
Искусствоед
Georg Trakl
Sebastian im Traum
Hohenburg (2. Fassung)

Es ist niemand im Haus. Herbst in Zimmern;
Mondeshelle Sonate
Und das Erwachen am Saum des dämmernden Walds.

Immer denkst du das weiße Antlitz des Menschen
Ferne dem Getümmel der Zeit;
Über ein Träumendes neigt sich gerne grünes Gezweig,

Kreuz und Abend;
Umfängt den Tönenden mit purpurnen Armen sein Stern,
Der zu unbewohnten Fenstern hinaufsteigt.

Also zittert im Dunkel der Fremdling,
Da er leise die Lider über ein Menschliches aufhebt,
Das ferne ist; die Silberstimme des Windes im Hausflur.

Георг Тракль
Себастьян во сне. 1915
Хоэнбург* (2-я редакция)

Никого нет в доме. В комнатах осень;
Луносветная соната
И пробужденье на кромке сумеречного леса.

А ты все думаешь о белом лике человека
Вдалеке от суеты времени;
Над сноявью нежно склоняется зеленая ветка,

Крест и вечер;
Обнимает певучего его пурпурная звезда,
Склоняясь к безлюным окнам.

И вздрагивает в темоте чужеродец,
Когда тихо поднимает веки над люской жизнью —

Как она далека; в прихожей серебряный голос ветра.

пер. Вл. Летучий

* Хоэнбург - помесье Рудольфа — брата Л. Фиккера под Инсбруком, где подолгу гостил Тракль.

@темы: 20, deutsche-oesterreichisch, expressionism, t, trakl, georg, т

06:05 

Lika_k
Искусствоед
Elinor Wylie
Beauty

Say not of beauty she is good,
Or aught but beautiful,
Or sleek to doves' wings of the wood
Her wild wings of a gull.

Call her not wicked; that word's touch
Consumes her like a curse;
But love her not too much, too much,
For that is even worse.

O, she is neither good nor bad,
But innocent and wild!
Enshrine her and she dies, who had
The hard heart of a child.

@темы: 20, english-american, w, wylie, elinor

06:20 

Lika_k
Искусствоед
Georg Trakl
Sebastian im Traum
Unterwegs

Am Abend trugen sie den Fremden in die Totenkammer;
Ein Duft von Teer; das leise Rauschen roter Platanen;
Der dunkle Flug der Dohlen; am Platz zog eine Wache auf.
Die Sonne ist in schwarze Linnen gesunken; immer wieder kehrt dieser
vergangene Abend.
читать дальше

Георг Тракль
Себастьян во сне. 1915
По пути

Вечером они отнесли незнакомца в мертвецкую;
Запах дегтя; негромкий шелест красных платанов;
Темный поле галок; на площадб тянется стража.
Солнце обернулось в черное полотно; снова и снова
возвращается этот минувший вечер.
В соседней комнате сестра играет сонату Шуберта.
Тихо-тихо ее улыбка опускается в руинный фонтан,
Синевато шелестящий в сумерках. О, как стар,
наш род.
Кто-то шепчется в корнях сада; кому-то оставили это
черное небо.

На комоде благоухают яблоки. Бабушка затпливает
золотые свечи.

О, как ласкова осень. Негромки наши шаги в старом парке
Под высокими деревьями. О, как серьезен
гиацинтовый лик сумерек.
Синий родник ластится к твоим ногам, таинственна
красная тишина твоих губ,
Затенённых дрёмой листвы, темным золотом руинных
подсолнухов.
Твои веки тяжелы от мака и тихо грезят у меня на лбу.
Нежные колокола пронизывают дрожью грудь.
Синее облако — твой лик в сумерках склоняется надо мной.

Песня под гитару в попутном кабачке,
Дикие кусты бузины, давно минувший ноябрьский день,
Доверчивые шаги на сумеречной лестнице,
побуревшие балки,
Распазнутое окно, где так и застряла сладостная надежда —
Необъяснимо все это, о Боже, и невольно опускаешься
на колени.

О, как темна эта ночь. Пурпурное пламя погасло
На моих губах. В тишине
Замирает одинокая струна боязливой души.
Смолкни совсем, когда хмельная от вина голова
клонится к сточной канаве.

пер. Вл. Летучий

@темы: т, trakl, georg, t, expressionism, deutsche-oesterreichisch, 20

06:13 

Lika_k
Искусствоед
Elinor Wylie
Incantation

A white well
In a black cave;
A bright shell
In a dark wave.

A white rose
Black brambles hood;
Smooth bright snows
In a dark wood.

A flung white glove
In a dark fight;
A white dove
On a wild black night.

A white door
In a dark lane;
A bright core
To bitter black pain.

A white hand
Waved from dark walls;
In a burnt black land
Bright waterfalls.

A bright spark
Where black ashes are;
In the smothering dark
One white star.

@темы: 20, english-american, w, wylie, elinor

06:21 

Lika_k
Искусствоед
Georg Trakl
Sebastian im Traum
Stundenlied

Mit dunklen Blicken sehen sich die Liebenden an,
Die Blonden, Strahlenden. In starrender Finsternis
Umschlingen schmächtig sich die sehnenden Arme.

Purpurn zerbrach der Gesegneten Mund. Die runden Augen
Spiegeln das dunkle Gold des Frühlingsnachmittags,
Saum und Schwärze des Walds, Abendängste im Grün;
Vielleicht unsäglichen Vogelflug, des Ungeborenen
Pfad an finsteren Dörfern, einsamen Sommern hin
Und aus verfallener Bläue tritt bisweilen ein Abgelebtes.

Leise rauscht im Acker das gelbe Korn.
Hart ist das Leben und stählern schwingt die Sense der Landmann,
Fügt gewaltige Balken der Zimmermann.

Purpurn färbt sich das Laub im Herbst; der mönchische Geist
Durchwandelt heitere Tage; reif ist die Traube
Und festlich die Luft in geräumigen Höfen.
Süßer duften vergilbte Früchte; leise ist das Lachen
Des Frohen, Musik und Tanz in schattigen Kellern;
Im dämmernden Garten Schritt und Stille des verstorbenen Knaben.

Георг Тракль
Себастьян во сне. 1915
Песня часов*

Темный перегляд влюбленных,
Светлокудрость, лучезарность. В цепенеющем мраке
Сплетаются, изнемогая, руки.

Пурпурно истерзаны губы багословенных. Круглые глаза
Отражают темное золото весенних сумерек,
Просветы и черноту леса, вечерние страхи в листве;
Может быть, невыразимый птичий полет, тропу нерожденного
К сумрачным деревням, в одинокое лето,
И тогда из разрушенной синевы по временам
проступает отжившее.

В поле тихо шелестит желтая рожь.
Жизнь груба, и лучисто взлетает коса косаря,
Прилаживает толстенные бревна плотник.

В осени окрашивается в пурпур листва; монашеский дух
Сопроваждает жаркие дни; дозрел виноград,
И праздничен воздух в посторных дворах.

Слаще запах пожелтевших плодов; негромок смех
Радости; музыка, танцы в затенённых погребках;
В сумеречном саду шаги и тишина
умершего мальчика.

пер. Вл. Летучий

* "Прилагаю... "Песню часов" - из полного мрака и отчаянья" — из письма Тракля к Л. Фиклеру (1913). Ср. с названием "Книги часов ("Das Stunden-Buch") Рильке

@темы: 20, deutsche-oesterreichisch, expressionism, t, trakl, georg, т

08:00 

Lika_k
Искусствоед
Ernest Dowson
Non sum qualis eram bonae sub regno Cynarae*
Last night, ah, yesternight, betwixt her lips and mine
There fell thy shadow, Cynara! thy breath was shed
Upon my soul between the kisses and the wine;
And I was desolate and sick of an old passion,
Yea, I was desolate and bowed my head:
I have been faithful to thee, Cynara! in my fashion.

All night upon mine heart I felt her warm heart beat,
Night-long within mine arms in love and sleep she lay;
Surely the kisses of her bought red mouth were sweet;
But I was desolate and sick of an old passion,
When I awoke and found the dawn was gray:
I have been faithful to thee, Cynara! in my fashion.

I have forgot much, Cynara! gone with the wind,
Flung roses, roses riotously with the throng,
Dancing, to put thy pale, lost lilies out of mind;
But I was desolate and sick of an old passion,
Yea, all the time, because the dance was long:
I have been faithful to thee, Cynara! in my fashion.

I cried for madder music and for stronger wine,
But when the feast is finished and the lamps expire,
Then falls thy shadow, Cynara! the night is thine;
And I am desolate and sick of an old passion,
Yea, hungry for the lips of my desire:
I have been faithful to thee, Cynara! in my fashion.

*Non sum qualis eram bonae
sub regno Cinarae.
Horace's Odes, Book 4, 1. ("I am not as I was in the reign of good Cinara.")

@темы: h, english-british, d, antiquity, 19

07:58 

Lika_k
Искусствоед
Georg Trakl
Sebastian im Traum
Kindheit

Voll Früchten der Holunder; ruhig wohnte die Kindheit
In blauer Höhle. Über vergangenen Pfad,
Wo nun bräunlich das wilde Gras saust,
Sinnt das stille Geäst; das Rauschen des Laubs

Ein gleiches, wenn das blaue Wasser im Felsen tönt.
Sanft ist der Amsel Klage. Ein Hirt
Folgt sprachlos der Sonne, die vom herbstlichen Hügel rollt.

Ein blauer Augenblick ist nur mehr Seele.
Am Waldsaum zeigt sich ein scheues Wild und friedlich
Ruhn im Grund die alten Glocken und finsteren Weiler.

Frömmer kennst du den Sinn der dunklen Jahre,
Kühle und Herbst in einsamen Zimmern;
Und in heiliger Bläue läuten leuchtende Schritte fort.

Leise klirrt ein offenes Fenster; zu Tränen
Rührt der Anblick des verfallenen Friedhofs am Hügel,
Erinnerung an erzählte Legenden; doch manchmal erhellt sich die Seele,
Wenn sie frohe Menschen denkt, dunkelgoldene Frühlingstage.

Георг Тракль
Себастьян во сне. 1915
Детство

Усыпанный ягодами куст бузины; детству спокойно жилось
В синей пещере. Над заглохшей тропой,
Где теперь, побурев, шуршит дикая трава,
Размышляют тихие ветки; шелест листвы

Напоминает журчанье синей воды из скалы.
Нежен плач дрозда. Пастух
молча идет за солнцем, что катится с осеннего холма.

Синий миг — всего лишь душа.
На опушке леса пугливая дичь, а в долине
Дремлют старые колокола и угрюмые хутора.

Кротче постигаешь смысл темных лет,
Прохладу и осень в одиноких комнатах;
И в святой синеве отдаются твои светящиеся шаги.

Тихо поскрпывает распахнутое окно; до слез
Трогает и руинный погост на холме,
И припомненная легегжа; и все же нет-нет
и светлеет душа,
Когда вспоминает о радостных людях, тусклом золоте
вешних дней.

пер. Вл. Летучий

@темы: 20, deutsche-oesterreichisch, expressionism, t, trakl, georg, т

07:54 

Lika_k
Искусствоед
Georg Trakl
Nachtlied

Des Unbewegten Odem. Ein Tiergesicht
Erstarrt vor Bläue, ihrer Heiligkeit.
Gewaltig ist das Schweigen im Stein;

Die Maske eines nächtlichen Vogels. Sanfter Dreiklang
Verklingt in einem. Elai! dein Antlitz
Beugt sich sprachlos über bläuliche Wasser.

O! ihr stillen Spiegel der Wahrheit.
An des Einsamen elfenbeinerner Schläfe
Erscheint der Abglanz gefallener Engel.

Георг Тракль
Стихотворения. 1913
Ночная песня

Дыханье неподвижного. Лик зверя,
Оцепеневший перед синевой -святыней.
Мощь молчанья в камне.

Маска ночной птицы. Нежное трезвучье,
Умолкшее в одном. ИлУ!* — твое чело безмолвно
Склоняется над синевой воды.

О тихие зеркала истины!
У одинокого на белом костяном виске
Отсвет падшего ангела.

пер. Вл. Летучий

* Elai - имя древнесемитского верховного божества.

@темы: 20, deutsche-oesterreichisch, expressionism, t, trakl, georg, т

05:48 

Lika_k
Искусствоед
Aline Murray Kilmer
Shards

I can never remake the thing I have destroyed;
I brushed the golden dust from the moth’s bright wing,
I called down wind to shatter the cherry-blossoms,
I did a terrible thing.

I feared that the cup might fall, so I flung it from me;
I feared that the bird might fly, so I set it free;
I feared that the dam might break, so I loosed the river:
May its waters cover me.

@темы: 20, english-american, k, m

06:19 

Lika_k
Искусствоед
Georg Trakl
Abendlied

Am Abend, wenn wir auf dunklen Pfaden gehn,
Erscheinen unsere bleichen Gestalten vor uns.

Wenn uns dürstet,
Trinken wir die weißen Wasser des Teichs,
Die Süße unserer traurigen Kindheit.

Erstorbene ruhen wir unterm Hollundergebüsch,
Schaun den grauen Möven zu.

Frühlingsgewölke steigen über die finstere Stadt,
Die der Mönche edlere Zeiten schweigt.

Da ich deine schmalen Hände nahm
Schlugst du leise die runden Augen auf,
Dieses ist lange her.
Doch wenn dunkler Wohllaut die Seele heimsucht,
Erscheinst du Weiße in des Freundes herbstlicher Landschaft.

Георг Тракль
Стихотворения. 1913
Закатная песня

Вечером, когда по темным тропам идем,
Перед нами маячат наши бледные тени.

Если жаждем,
Пьем белые воды пруда,
Сладость печального детства.

Умершие, покоимся под кустом бузины,
За полетом серых чаек следим.

Весенние облака над мрачным городом,
Молчащим о славныз монашеских временах.

Я взял твои узкие пальцы,
Ты удивленно открыла глаза.
Как это было давно.

И все же, когда темные звуки завладевают душой,
Ты, белая, возникаешь в осеннем ландшафте друга.

пер. Вл. Летучий

@темы: т, t, expressionism, deutsche-oesterreichisch, 20

06:30 

Lika_k
Искусствоед
William Blake
Songs of Innocence & of experience
Songs of Experience
The Human Abstract

Pity would be no more,
If we did not make somebody Poor:
And Mercy no more could be,
If all were as happy as we;

And mutual fear brings peace;
Till the selfish loves increase.
Then Cruelty knits a snare,
And spreads his baits with care.

He sits down with holy fears,
And waters the ground with tears:
Then Humility takes its root
Underneath his foot.

Soon spreads the dismal shade
Of Mystery over his head;
And the Catterpillar and Fly,
Feed on the Mystery.

And it bears the fruit of Deceit,
Ruddy and sweet to eat;
And the Raven his nest has made
In its thickest shade.

The Gods of the earth and sea
Sought thro' Nature to find this Tree
But their search was all in vain:
There grows one in the Human Brain.

@темы: english-british, blake, William, b, 18

06:29 

Lika_k
Искусствоед
Georg Trakl
Im Dorf
1

Aus braunen Mauern tritt ein Dorf, ein Feld.
Ein Hirt verwest auf einem alten Stein.
Der Saum des Walds schließt blaue Tiere ein,
Das sanfte Laub, das in die Stille fällt.

читать дальше


Георг Тракль
Стихотворения. 1913
В деревне
1

Вдоль бурых стен — деревня и поля.
На старый камень пастушок залез.
И синее зверьё упрятал лес,
Летит листва, невесть о чем моля.

Лбы у крестьян буры. И долог звон
Колоколов; традиция жива,
И в терниях Спасителья глава,
Хлад комнаты со смертью соглашён.

Как матери бледны. В окно плывет
На гробик синь для облегчения мук;
Над внуком белый старец сник, а внук
Вслепую молоко и звезды пьет.

читать дальше

В ворота трое, мрачные, бок в бок,
С зазубренными косами бредут.
Закатный красный ветер окна пьют;
Вступает черный ангел на порог.

пер. Вл. Летучий

@темы: 20, deutsche-oesterreichisch, expressionism, t, trakl, georg, т

08:16 

Lika_k
Искусствоед
William Blake
Songs of Innocence & of experience
Songs of Experience
The Tyger

Tyger Tyger, burning bright,
In the forests of the night;
What immortal hand or eye,
Could frame thy fearful symmetry?

In what distant deeps or skies,
Burnt the fire of thine eyes?
On what wings dare he aspire?
What the hand, dare seize the fire?

And what shoulder, & what art,
Could twist the sinews of thy heart?
And when thy heart began to beat,
What dread hand? & what dread feet?

What the hammer? what the chain,
In what furnace was thy brain?
What the anvil? what dread grasp,
Dare its deadly terrors clasp!

When the stars threw down their spears
And water'd heaven with their tears:
Did he smile his work to see?
Did he who made the Lamb make thee?

Tyger Tyger burning bright,
In the forests of the night:
What immortal hand or eye,
Dare frame thy fearful symmetry?

Britten

@темы: 18, 20, b, blake, William, english-british, music, youtube

07:53 

Lika_k
Искусствоед
Georg Trakl
Menschliches Elend
Menschliche Trauer 2. Fassung

Die Uhr, die vor der Sonne fünfe schlägt -
Einsame Menschen packt ein dunkles Grausen,
Im Abendgarten kahle Bäume sausen.
Des Toten Antlitz sich am Fenster regt.

читать дальше

Георг Тракль
Стихотворения. 1913
Людская неприкаянность

Часы пробили перед солнцем пять —
И одинокие объяны страхом,
Вечерний сад гуршит безлистым прахом.
Лик мертвеца встает в окне, как тать.

Быть может, этот час обрел покой.
Порхают синие картины вяло
В такт с корабельной качкой у причала,
Где тянутся монашки над водой.

В кустах подружки впали в забытьё
В обнимку, как влюбленные, и глухи.
Быть может, что жужжат над трупом мухи,
Быть может, плачет в матери дитё.

Уронен сине-красных астр букет,
Юнец отводит губы торопливо;
Навстречу веки вскинулись пугливо;
И запах хлеба проникает в бред.

Сдается, ветер страшный крик донес;
Скребясь из стен, скелеты взор морочат.
И злое сердце в комнатах хохочет;
Грезёру путь перебегает пес.

Мертвец-шатун в потемках ищет гроб.
Убийце настежб улицы открыты,
Где ночью бурей фонар разбиты.
Увенчан лавром благородный лоб.

пер. Вл. Летучий

@темы: 20, t, trakl, georg, т, expressionism, deutsche-oesterreichisch

07:51 

Lika_k
Искусствоед
William Blake
Songs of Innocence & of experience
Songs of Experience
The Angel

I dreamt a dream! What can it mean?
And that I was a maiden Queen
Guarded by an Angel mild:
Witless woe was ne’er beguiled!

And I wept both night and day,
And he wiped my tears away;
And I wept both day and night,
And hid from him my heart’s delight.

So he took his wings, and fled;
Then the morn blushed rosy red.
I dried my tears, and armed my fears
With ten thousand shields and spears.

Soon my Angel came again;
I was armed, he came in vain;
For the time of youth was fled,
And grey hairs were on my head.

@темы: 18, b, blake, William, english-british

Pure Poetry

главная