Записи пользователя: Lika_k (список заголовков)
06:14 

Lika_k
Искусствоед
William Butler Yeats
The Wind Among the Reeds. 1899
5. The Host of the Air

O’driscoll drove with a song,
The wild duck and the drake,
From the tall and the tufted reeds
Of the drear Hart Lake.

And he saw how the reeds grew dark
At the coming of night tide,
And dreamed of the long dim hair
Of Bridget his bride.

He heard while he sang and dreamed
A piper piping away,
And never was piping so sad,
And never was piping so gay.

And he saw young men and young girls
Who danced on a level place
And Bridget his bride among them,
With a sad and a gay face.

The dancers crowded about him,
And many a sweet thing said,
And a young man brought him red wine
And a young girl white bread.

читать дальше

@темы: 19, yeats, w. b., y, english-british, e'ireann, celtic themes

08:13 

Lika_k
Искусствоед
Georg Trakl
Sebastian im Traum
Siebengesang des Todes
Geistliche Dämmerung (2. Fassung)

Stille begegnet am Saum des Waldes
Ein dunkles Wild;
Am Hügel endet leise der Abendwind,

Verstummt die Klage der Amsel,
Und die sanften Flöten des Herbstes
Schweigen im Rohr.

Auf schwarzer Wolke
Befährst du trunken von Mohn
Den nächtigen Weiher,

Den Sternenhimmel.
Immer tönt der Schwester mondene Stimme
Durch die geistliche Nacht.

Георг Тракль
Себастьян во сне. 1915
Семигласие смерти
Сумерки, исполненные духа (2-ая редакция)

Тихо встречает у кромки леса
Темный зверь;
На холме негромко умирает вечерний ветер.

Смолкает плач черного дрозда,
И нежные флейты осени
Молчат в камышах.

На черном облаке,
Пьянея от мака,
Ты плывешь по ночному пруду,

Звездному небу.
И звучит и звучит лунный голос сестры
В исполненной духа ночи.

пер. Вл. Летучий

@темы: 20, deutsche-oesterreichisch, expressionism, t, trakl, georg, т

07:21 

Lika_k
Искусствоед
William Butler Yeats
The Wind Among the Reeds. 1899
2. The Everlasting Voices

O sweet everlasting Voices be still;
Go to the guards of the heavenly fold
And bid them wander obeying your will
Flame under flame, till Time be no more;
Have you not heard that our hearts are old,
That you call in birds, in wind on the hill,
In shaken boughs, in tide on the shore?
O sweet everlasting Voices be still.

@темы: 19, celtic themes, e'ireann, english-british, y, yeats, w. b.

07:12 

Lika_k
Искусствоед
Georg Trakl
Sebastian im Traum
Siebengesang des Todes
An einen Frühverstorbenen

читать дальше

Георг Тракль
Себастьян во сне. 1915
Семигласие смерти
К рано умершему

О, черный ангел, тихо исшедший изнутри дерева,
Когда нас, друзей детства, вечер застал
У края синеватого колодца.
Были спокойны наши шаги, удивленно-круглы глаза в бурой
прохладе осени,
О, пурпурная сладость звезд.

Тем временем он спустился по каменным ступенькам
Монашьей горы -
С синей улыбкой на лике, завернувшись, как в кокон,
В своей тихое детство, — и умер;
А в саду остался серебряный лик друга,
Незримо прислушиваясь из листвы или из старого камня.

Душа пела о смерти, зеленом тленье плоти,
И он стал шелестом леса,
Ревностным плачем дичи.
Снова и снова звонили с сумеречных башен
синие колокола вечера.

Час настал - и он увидел тени в пурпурном солнце,
Тени тленья в голых ветвях;
Вечером, когда на сумеречной ограде пел черный дрозд,
Дух безвременно умершего тихо возник в комнате.

О, кровь, что струится из певчего горла,
Синий цветок; о, жгучие слезы,
Выплаканные в ночь.

Золотое облако и время; в одинокую келью
Часто ты приглашаешь мертвого в гости,
Бредёшь с ним, доверительно беседуя, под вязами,
вниз по теченью - по зеленой реке.

пер. Вл. Летучий

@темы: т, 20, trakl, georg, t, expressionism, deutsche-oesterreichisch

05:57 

Lika_k
Искусствоед
01.05.2018 в 12:10
Пишет Клён:

Традиционное весеннее
May I wonder,
May I wander,
May I seek
And May I ponder?

May I enter,
May I leave,
May I founder,
May I grieve?

May I stumble,
May I glance,
May I ask you
For a dance?

May I touch you,
May I not?
April now is
All forgot.

(c) Jane Yolen


URL записи

@темы: english-american, 20, repost, y

07:28 

Lika_k
Искусствоед
Georg Trakl
Sebastian im Traum
Siebengesang des Todes
Untergang (5. Fassung)

An Karl Borromaeus Heinrich
Über den weißen Weiher
Sind die wilden Vögel fortgezogen.
Am Abend weht von unseren Sternen ein eisiger Wind.

Über unsere Gräber
Beugt sich die zerbrochene Stirne der Nacht.
Unter Eichen schaukeln wir auf einem silbernen Kahn.

Immer klingen die weißen Mauern der Stadt.
Unter Dornenbogen
O mein Bruder klimmen wir blinde Zeiger gen Mitternacht.

Георг Тракль
Себастьян во сне. 1915
Семигласие смерти
Закат (5-ая редакция)*

Карлу Барромойсу Хайнриху)
Над белым прудом
Пролетели дикие птицы.
По вечерам с наших звезд веет ледяной ветер.

Над нашими могилами
Наклоняется разбитый лоб ночи.
Под дубами качаемся мы в серебряном челне.

Неумолчно звенят белые стены города.
Под терновым сводом, о брат мой,
Мы слепые стрЕлки - карабкаемся к полночи.

пер. Вл. Летучий

* В эссе "Над огненной бездной" Ф.Фюман демонстрирует неисчерпаемость ассоциаций, порождаемых поэтическими образами этого стихотворения Тракля. Многозначные названия двух стихотворений Тракля — "Закат" ("Untergang") и "Песня закатной страны" ("Abendlaendisches Lied") — использовал через несколько лет (1918 г.) О. Шпенглер в названии своей гланой книги "Untergang des Abendlaendes" ("Закат Европы")

@темы: deutsche-oesterreichisch, 20, t, s, expressionism, т, trakl, georg, ш/щ

08:01 

Lika_k
Искусствоед
Rudyard Kipling
The Sons of Martha

The Sons of Mary seldom bother, for they have inherited that good part;
But the Sons of Martha favour their Mother of the careful soul and the troubled heart.
And because she lost her temper once, and because she was rude to the Lord her Guest,
Her Sons must wait upon Mary's Sons, world without end, reprieve, or rest.

It is their care in all the ages to take the buffet and cushion the shock.
It is their care that the gear engages; it is their care that the switches lock.
It is their care that the wheels run truly; it is their care to embark and entrain,
Tally, transport, and deliver duly the Sons of Mary by land and main.

They say to mountains, "Be ye removed." They say to the lesser floods, "Be dry."
Under their rods are the rocks reproved -- they are not afraid of that which is high.
Then do the hill-tops shake to the summit -- then is the bed of the deep laid bare,
That the Sons of Mary may overcome it, pleasantly sleeping and unaware.

читать дальше

@темы: 20, english-british, k

05:41 

Lika_k
Искусствоед
Georg Trakl
Sebastian im Traum
Siebengesang des Todes
Anif

Erinnerung: Möven, gleitend über den dunklen Himmel
Männlicher Schwermut.
Stille wohnst du im Schatten der herbstlichen Esche,
Versunken in des Hügels gerechtes Maß;

Immer gehst du den grünen Fluß hinab,
Wenn es Abend geworden,
Tönende Liebe; friedlich begegnet das dunkle Wild,

Ein rosiger Mensch. Trunken von bläulicher Witterung
Rührt die Stirne das sterbende Laub
Und denkt das ernste Antlitz der Mutter;
O, wie alles ins Dunkel hinsinkt;

Die gestrengen Zimmer und das alte Gerät
Der Väter.
Dieses erschüttert die Brust des Fremdlings.
O, ihr Zeichen und Sterne.

Groß ist die Schuld des Geborenen. Weh, ihr goldenen Schauer
Des Todes,
Da die Seele kühlere Blüten träumt.

Immer schreit im kahlen Gezweig der nächtliche Vogel
Über des Mondenen Schritt,
Tönt ein eisiger Wind an den Mauern des Dorfs.

Георг Тракль
Себастьян во сне. 1915
Семигласие смерти
Аниф*

Вспомнилось:чайки скользят по темному небу
Мужествующей печали.
Тихо живешь ты в тени осеннего ясеня,
Пошруженный в отмеренные пределы холма.

Идешь и идещь по-над зеленой рекой,
Когда вечер уже настал,
Певучая любовь; дружелюбно встречает темного зверя,

Радужного человека. Хмельной от синеватой погоды,
Лоб разжалоблен умирающей листвой,
И вспоминается сосредоточенный лик матери;
О, как погружается все в темноту;

Озабоченные комнаты и стрый скарб
Предков —
Все потрясает пришельца.
О знаменья и звезды!

Велика вина рожденного. Увы,
золотые созерцатели
Смерти,
В то время как душа грезит о свежем цветенье.

Над шагами лунатика, в голых ветвях
Кричит и кричит ночная птица;
И голосит ледяной ветер у деревенских оград.

пер. Вл. Летучий

* Аниф - замок и парк под Зальцбургом

@темы: 20, deutsche-oesterreichisch, expressionism, t, trakl, georg, т

07:13 

Lika_k
Искусствоед
William Carlos Williams
A Love Song

I lie here thinking of you:—

the stain of love
is upon the world!
Yellow, yellow, yellow
it eats into the leaves,
smears with saffron
the horned branches that lean
heavily
against a smooth purple sky!
There is no light
only a honey-thick stain
that drips from leaf to leaf
and limb to limb
spoiling the colors
of the whole world—

you far off there under
the wine-red selvage of the west!

@темы: 20, english-american, w

07:57 

Lika_k
Искусствоед
Georg Trakl
Sebastian im Traum
Der Herbst des Einsamen
Der Herbst des Einsamen

Der dunkle Herbst kehrt ein voll Frucht und Fülle,
Vergilbter Glanz von schönen Sommertagen.
Ein reines Blau tritt aus verfallener Hülle;
Der Flug der Vögel tönt von alten Sagen.
Gekeltert ist der Wein, die milde Stille
Erfüllt von leiser Antwort dunkler Fragen.

Und hier und dort ein Kreuz auf ödem Hügel;
Im roten Wald verliert sich eine Herde.
Die Wolke wandert übern Weiherspiegel;
Es ruht des Landmanns ruhige Geberde.
Sehr leise rührt des Abends blauer Flügel
Ein Dach von dürrem Stroh, die schwarze Erde.

Bald nisten Sterne in des Müden Brauen;
In kühle Stuben kehrt ein still Bescheiden
Und Engel treten leise aus den blauen
Augen der Liebenden, die sanfter leiden.
Es rauscht das Rohr; anfällt ein knöchern Grauen,
Wenn schwarz der Tau tropft von den kahlen Weiden.

Георг Тракль
Себастьян во сне. 1915
Осень одинокого
Осень одинокого

Плоды и хлеб — осенние приметы,
Желтеет летний блеск, тускнеют росы.
Все — в синеве; покров зеленый, где ты?
Отлеты птиц, как песнь, грустноголосы.
Вино отжато. Тихие ответы
Скопляет тишь на темные вопросы.

Кресты на свежих холмиках застыли;
В банрянце леса потреялось стадо.
Пруды скитанье тучек отразили;
И косарю мозолить рук не надо.
Уже расплавил синий ветер крылья
Над крышами. Земля чернее ада.

Гнездятся звезды на бровях грезёра;
В каморке холодно и сиротливо.
Исходит, угасая, ангел скоро
Их глаз влюбленных: их страданья живы.
Шуршит камыш. О, жуткость! — у забора
Роса, чернея, каплет с голой ивы.

пер. Вл. Летучий

@темы: 20, deutsche-oesterreichisch, expressionism, t, trakl, georg, т

07:15 

Lika_k
Искусствоед
Thomas Hardy
Before Marching, and After

In Memoriam F. W. G.*
Orion swung southward aslant
Where the starved Egdon pine-trees had thinned,
The Pleiads aloft seemed to pant
With the heather that twitched in the wind;
But he looked on indifferent to sights such as these,
Unswayed by love, friendship, home joy or home sorrow,
And wondered to what he would march on the morrow.

The crazed household clock with its whirr
Rang midnight within as he stood,
He heard the low sighing of her
Who had striven from his birth for his good;
But he still only asked the spring starlight, the breeze,
What great thing or small thing his history would borrow
From that Game with Death he would play on the morrow.

When the heath wore the robe of late summer,
And the fuchsia-bells, hot in the sun,
Hung red by the door, a quick comer
Brought tidings that marching was done
For him who had joined in that game overseas
Where Death stood to win; though his memory would borrow
A brightness therefrom not to die on the morrow.

* F. W. G. - Frank William George - "distant cousin", who Hardy thought of as his heir, is killed at Gallipoli in 1915 (c)

@темы: 20, english-british, h, hardy, thomas

06:07 

Lika_k
Искусствоед
Georg Trakl
Sebastian im Traum
Kaspar Hauser Lied

Für Bessie Loos
Er wahrlich liebte die Sonne, die purpurn den Hügel hinabstieg,
Die Wege des Walds, den singenden Schwarzvogel
Und die Freude des Grüns.

Ernsthaft war sein Wohnen im Schatten des Baums
Und rein sein Antlitz.
Gott sprach eine sanfte Flamme zu seinem Herzen:
O Mensch!

Stille fand sein Schritt die Stadt am Abend;
Die dunkle Klage seines Munds:
Ich will ein Reiter werden.

Ihm aber folgte Busch und Tier,
Haus und Dämmergarten weißer Menschen
Und sein Mörder suchte nach ihm.

Frühling und Sommer und schön der Herbst
Des Gerechten, sein leiser Schritt
An den dunklen Zimmern Träumender hin.
Nachts blieb er mit seinem Stern allein;

Sah, daß Schnee fiel in kahles Gezweig
Und im dämmernden Hausflur den Schatten des Mörders.

Silbern sank des Ungebornen Haupt hin.

Георг Тракль
Себастьян во сне. 1915
Песня Каспара Хаузера*

Бесси Лоос
Он воистину любил солнце, пурпурно
опускавшееся за холм,
М радость травы.

Вдумчивым было его житьё в тени дерева
И светел лик.
Нежное пламя вдохнул в его сердце Бог:
О, человек!

Вечером тихо шаги привели его в город;
Темный плач его уст:
Хочу встать всадником.

Но следили за ним и куст, и зверь,
Дом и садовые сумерки белых людей,
И его убийца следил за ним.

Весна и лето, и чудо-осень
Правелника, негромкий шаг
Сновидца по темным комнатам.
Ночью он остался наедине со свеой звездой.

Видел: снег падал на голые ветки
И на сумеречном пороге — тень убийцы.

Серебряно поникла голова нерожденного**.

пер. Вл. Летучий

* Каспар Хаузер (1812?-1833) - "нюрнбергский найденыш", которому молва приприсывала знатное происхождение; погиб от руки убийцы; герой романа Я. Вассермана "Каспар Хаузер". "К чему все муки. Я в конце концов навсегда останусь бедным Каспаром Хаузером" (из письма Тракля к Э Бушбеку, 1912 г.).

** Тракль, как вспоминают современники, о себе заявлял: "Я родился только наполовину", имея в виду, что в равной мере от остается в первозданном "чистом" мире, не отяжеленным современным "знание" и опытом". Об этом же говорит и высказывание Тракоя о Льве Толстом: "Пан, погибающий под тяжестью креста".

@темы: т, trakl, georg, t, expressionism, deutsche-oesterreichisch, citatus, 20

06:08 

Lika_k
Искусствоед
Genevieve Taggard
The Vast Hour

All essences of sweetness from the white
Warm day go up in vapor, when the dark
Comes down. Ascends the tune of meadow-lark,
Ascends the noon-time smell of grass, when night
Takes sunlight from the world, and gives it ease.
Mysterious wings have brushed the air; and light
Float all the ghosts of sense and sound and sight;
The silent hive is echoing the bees.
So stir my thoughts at this slow, solemn time.
Now only is there certainty for me
When all the day's distilled and understood.
Now light meets darkness: now my tendrils climb
In this vast hour, up the living tree,
Where gloom foregathers, and the stern winds brood.

@темы: t, english-american, 20

05:57 

Lika_k
Искусствоед
Georg Trakl
Sebastian im Traum
Am Mönchsberg (2. Fassung)

Wo im Schatten herbstlicher Ulmen der verfallene Pfad hinabsinkt,
Ferne den Hütten von Laub, schlafenden Hirten,
Immer folgt dem Wandrer die dunkle Gestalt der Kühle

Über knöchernen Steg, die hyazinthene Stimme des Knaben,
Leise sagend die vergessene Legende des Walds,
Sanfter ein Krankes nun die wilde Klage des Bruders.

Also rührt ein spärliches Grün das Knie des Fremdlings,
Das versteinerte Haupt;
Näher rauscht der blaue Quell die Klage der Frauen.

Георг Тракль
Себастьян во сне. 1915
На Монашьей горе* (2-ая редакция)

Где в тени осенних вязов спусается руинная тропа,
Далеко от шалашей из листвы, спящих пастухов,
Вечно следует за путником темный лик прохлады

По костяному мостику, а гиацинтовый голос мальчика
Шепчет забытые преданья леса —
Кротче, чем у больного, дикий плач брата.

Стало быть, касаются чахлых трав колени пришельца,
Окаменевшая голова;
Ближе и слышней синий родник женского плача.

пер. Вл. Летучий

* Монашья гора в Зальцбурге, на берегу реки Зальцах

@темы: т, trakl, georg, t, expressionism, deutsche-oesterreichisch, 20

06:15 

Lika_k
Искусствоед
Claude McKay
Poetry

Sometimes I tremble like a storm-swept flower,
And seek to hide my tortured soul from thee,
Bowing my head in deep humility
Before the silent thunder of thy power.
Sometimes I flee before thy blazing light,
As from the specter of pursuing death;
Intimidated lest thy mighty breath,
Windways, will sweep me into utter night.
For oh, I fear they will be swallowed up—
The loves which are to me of vital worth,
My passion and my pleasure in the earth—
And lost forever in thy magic cup!
I fear, I fear my truly human heart
Will perish on the altar-stone of art!

@темы: m, harlem renaissance, english-american, 20

07:41 

Lika_k
Искусствоед
Georg Trakl
Sebastian im Traum
Sebastian im Traum

Für Adolf Loos
Mutter trug das Kindlein im weißen Mond,
Im Schatten des Nußbaums, uralten Hollunders,
Trunken vom Safte des Mohns, der Klage der Drossel;
Und stille
Neigte in Mitleid sich über jene ein bärtiges Antlitz

читать дальше

Георг Тракль
Себастьян во сне. 1915
Себастьян во сне

Адольфу Лоосу
1
Мать вынашивала ребенка при белой луне,
В тени орешника, древней бузины,
Опьяненная маковым соком и плачем дрозда;
И в смиренном сострадании
Тихо склонился над ней бородатый лик

В темноте окна; и старая домашняя утварь
Предков
Валалась в забросе; любовь и осенние грезы.

Так уж вышло: темный день года, печальное детство,
Мальчик тихо спустился к холодным водам,
серебряным рыбам,
Покой и лик;
И когда, твердый духом, он бросился наперерз
взбесившимся вороным лошадям,
Над ним в серой ночи взошла его звезда.

Или когда, держась за озябшую руку матери,
Он вечером шел по осеннему кладбищу святого Петра,
Нежный мертвец тихо лежал в темноте склепа
И поднял на него холодные веки.

Сам он, однако, был маленькой птичкой на голом суку,
Долгим колокольчиком в ноябрьской вечере,
Тишиной отца, когда по сумеречной винтовой
лестнице он спускался во сне.

2
читать дальше

* Kalvarienberg - гора в память Страстей Христовых с церковью или часовней, где представлен мученический путь Христа на Голгофу.
** По преданию, во время одной из проповеде Себастяна рядом с ним появились семь ангелов и некий юноша, который благословил Себастьяна и сказал: "Ты всегда будешь со Мною".

@темы: т, trakl, georg, t, expressionism, deutsche-oesterreichisch, 20

08:07 

Lika_k
Искусствоед
Elinor Wylie
Velvet Shoes

Let us walk in the white snow
In a soundless space;
With footsteps quiet snd slow,
At a tranquil pace,
Under veils of white lace.

I shall go shod in silk,
And you in wool,
White as white cow's milk,
More beautiful
Than the breast of a gull.

We shall walk through the still town
In a windless peace;
We shall step upon white down,
Upon silver fleece,
Upon softer than these.

We shall walk in velvet shoes:
Wherever we go
Silence will fall like dews
On white silence below.
We shall walk in the snow.

@темы: 20, english-american, w, wylie, elinor

06:57 

Lika_k
Искусствоед
Georg Trakl
Sebastian im Traum
Hohenburg (2. Fassung)

Es ist niemand im Haus. Herbst in Zimmern;
Mondeshelle Sonate
Und das Erwachen am Saum des dämmernden Walds.

Immer denkst du das weiße Antlitz des Menschen
Ferne dem Getümmel der Zeit;
Über ein Träumendes neigt sich gerne grünes Gezweig,

Kreuz und Abend;
Umfängt den Tönenden mit purpurnen Armen sein Stern,
Der zu unbewohnten Fenstern hinaufsteigt.

Also zittert im Dunkel der Fremdling,
Da er leise die Lider über ein Menschliches aufhebt,
Das ferne ist; die Silberstimme des Windes im Hausflur.

Георг Тракль
Себастьян во сне. 1915
Хоэнбург* (2-я редакция)

Никого нет в доме. В комнатах осень;
Луносветная соната
И пробужденье на кромке сумеречного леса.

А ты все думаешь о белом лике человека
Вдалеке от суеты времени;
Над сноявью нежно склоняется зеленая ветка,

Крест и вечер;
Обнимает певучего его пурпурная звезда,
Склоняясь к безлюным окнам.

И вздрагивает в темоте чужеродец,
Когда тихо поднимает веки над люской жизнью —

Как она далека; в прихожей серебряный голос ветра.

пер. Вл. Летучий

* Хоэнбург - помесье Рудольфа — брата Л. Фиккера под Инсбруком, где подолгу гостил Тракль.

@темы: 20, deutsche-oesterreichisch, expressionism, t, trakl, georg, т

06:05 

Lika_k
Искусствоед
Elinor Wylie
Beauty

Say not of beauty she is good,
Or aught but beautiful,
Or sleek to doves' wings of the wood
Her wild wings of a gull.

Call her not wicked; that word's touch
Consumes her like a curse;
But love her not too much, too much,
For that is even worse.

O, she is neither good nor bad,
But innocent and wild!
Enshrine her and she dies, who had
The hard heart of a child.

@темы: 20, english-american, w, wylie, elinor

06:20 

Lika_k
Искусствоед
Georg Trakl
Sebastian im Traum
Unterwegs

Am Abend trugen sie den Fremden in die Totenkammer;
Ein Duft von Teer; das leise Rauschen roter Platanen;
Der dunkle Flug der Dohlen; am Platz zog eine Wache auf.
Die Sonne ist in schwarze Linnen gesunken; immer wieder kehrt dieser
vergangene Abend.
читать дальше

Георг Тракль
Себастьян во сне. 1915
По пути

Вечером они отнесли незнакомца в мертвецкую;
Запах дегтя; негромкий шелест красных платанов;
Темный поле галок; на площадб тянется стража.
Солнце обернулось в черное полотно; снова и снова
возвращается этот минувший вечер.
В соседней комнате сестра играет сонату Шуберта.
Тихо-тихо ее улыбка опускается в руинный фонтан,
Синевато шелестящий в сумерках. О, как стар,
наш род.
Кто-то шепчется в корнях сада; кому-то оставили это
черное небо.

На комоде благоухают яблоки. Бабушка затпливает
золотые свечи.

О, как ласкова осень. Негромки наши шаги в старом парке
Под высокими деревьями. О, как серьезен
гиацинтовый лик сумерек.
Синий родник ластится к твоим ногам, таинственна
красная тишина твоих губ,
Затенённых дрёмой листвы, темным золотом руинных
подсолнухов.
Твои веки тяжелы от мака и тихо грезят у меня на лбу.
Нежные колокола пронизывают дрожью грудь.
Синее облако — твой лик в сумерках склоняется надо мной.

Песня под гитару в попутном кабачке,
Дикие кусты бузины, давно минувший ноябрьский день,
Доверчивые шаги на сумеречной лестнице,
побуревшие балки,
Распазнутое окно, где так и застряла сладостная надежда —
Необъяснимо все это, о Боже, и невольно опускаешься
на колени.

О, как темна эта ночь. Пурпурное пламя погасло
На моих губах. В тишине
Замирает одинокая струна боязливой души.
Смолкни совсем, когда хмельная от вина голова
клонится к сточной канаве.

пер. Вл. Летучий

@темы: т, trakl, georg, t, expressionism, deutsche-oesterreichisch, 20

Pure Poetry

главная